Работница «по вызову» рассказала про свою самую опасную ночь, после которой все изменилось

Может история эта и покажется кому-то дикостью или вообще противной. Но речь идет о том что даже самый павший и опустившийся человек, может стать лучше.

Или умереть «на помойке».

В начале 2000-х, когда еще была мода и возможность стоять у дороги. Вместе с «коллегами», трудилась на трассе Сибири.

Сибирь это не значит вечные лютые холода и белые медведи.

Край суровый конечно и зимой довольно холодно. Потому держались мы поближе к вагончику «Ашота», где можно было выпить чай горячий и съесть чего-нибудь.

Повар этот из киоска, Ашот который (понятия не имею как его звали на самом деле) добрейшей души человек был. Но ответственный.

Чаем бывало и бесплатно поил, но в вагончик свой греться не пускал. Говорил, что у него там все чисто и стерильно.

А еще у него кольцо на пальце блестело. Может и врал все про чистоту. Может просто жену любил.

Да нам и чаю хватало, а погреться можно было и в машине у Андрея. «Начальника» нашего.

Андрей каждый день, с утра до вечера сидел в своей «девятке», у трансформаторной будки, за нашими спинами.

Как ни обернусь, всегда сидит и смотрит на нас внимательно. И не поймешь по его взгляду, чего ждать. Просто страшно было и все.

Дружбу он с нами тоже не водил. И вообще почти не разговаривал, только деньги отбирал.

Однажды вечером в пятницу, он вылез из машины, подошел к нам с девчонками и объявил.

— На субботник к пацанам троих надо. Добровольцы есть?

«Субботник у пацанов» это русская рулетка для ночных бабочек. Если выживешь, получишь денег на безбедную жизнь. А если нет… Так нет.

До сих пор никто не вернулся…

Светка кивнула в ответ ему, потом Машка. У них у обеих дети маленькие, хотелось им выбраться из этой ямы, любой ценой.

Ну а мне просто надоело это все. Чувствовала, что падаю на самое дно, и смириться с этим не могу. Эта мысль, загоняла меня в петлю…

Согласилась тоже.

Андрей привез нас к коттеджу. На улице ночь. Видно, что возле дома у мангала шумит человек 20 не меньше.

Машка и Света вышли из машины. Меня Андрей остановил жестом.

— Подожди пока свою очередь – сурово приказал он.

Видела, как девчонки пошли вперед, слышала, как радостно заревела толпа увидев их.

А еще через полчаса, увидела, как с ними вытворяют такое, что мне до сих пор кошмары снятся.

Вжалась в сиденье машины, меня охватил страх неописуемый.

— Сиди тут – буркнул Андрей и вышел из машины.

Я сползла по сиденью вниз и спряталась. Бежать некуда, лес кругом, зима.

Андрея не было минут 15, потом он вернулся, и бросил мне в руки целлофановый мешок с деньгами.

— Валим отсюда теперь – с этими словами он завел машину, и рванул по трассе.

Ехали долго, мимо города мелькали большие и маленькие.

На вторые сутки он загнал машину в кювет, достал из бардачка паспорт и отдал мне.

Потом сунул пачку денег в руки, из того пакета, и произнес.

— Дорогу туда забудь. Я кассу подрезал – вздохнул он, хлопнув руками по рулю – Сними хату, на работу устройся. Все давай, счастливо.

Вышел из машины, дверью хлопнул и ушел.

Послушалась его. Взяла себя в руки и сделала все как надо. Научилась жить на зарплату.

Вышла замуж, дочь родила.

Муж ничего не знает о моем прошлом.

И это хорошо….