Работать, лежа в больнице с ребенком, и содержать безработного мужа?

Есть у меня подруга, Вера. Мы раньше жили в одном доме. У Веры двое детей и безработный муж-художник, все ищущий пути творческой самореализации.

Вера — высокооплачиваемый копирайтер. Пишет она на разные темы, много и хорошо. Если Вы пользуетесь интернетом, то возможно даже встречали в сети ее тексты.

Так совпало, что Вера сейчас тоже лежит в больнице со своим ребенком, младшей трехлетней дочерью. Ее муж Костя — дома со старшим сыном-второклассником. Муж к Вере не приезжает — денег нет на гостинцы.

Костя рисует. Я краем уха слышала, что про художников принято говорить, что они пишут картины. Но Костя именно что рисует. Нет, у него нет художественного образования.

Он 8 лет работал на заводе, а потом открыл в себе талант к рисованию, насмотрелся обучающих видео, уволился с завода и стал искать работу по новому профилю.

И поиски эти тянутся уже третий год. Иногда он пытается сходить на собеседование, не берут. И Костя начинает рисовать с еще более маниакальной одержимостью. (Возомнить себя художником — не новая фишка, с полгода назад я писала о девушке, тем же способом разглядевшей в себе талант и вскарабкавшейся на шею близких. Но тут речь немного о другом.)

Вчера старший сын Веры в компании отца был на приеме у офтальмолога (пожаловался, что в школе глаза болят. Вера его записала, но сама сходить не смогла — в больницу загремела.) Офтальмолог нашел миопию и выписал капли.

Вера, лежа в больнице, отправила мужу деньги на капли для ребенка. Два раза, ибо первый перевод ушел на пару тюбиков краски, которую требовало вдохновение Кости.

Плюсом Вера переводит Косте деньги на продукты. На латание пробитого колеса и на бензин. На «друзья пришли, мы посидели немного, денег нет».

Вера лежит в палате одна, без соседей. Дочка — маленькая шилопопая красавица, не дает маме ни минуты покоя. Вера работает по ночам, строча по 40 тысяч знаков с пробелом.

Чтоб Вы понимали, эта статья — чуть более 4 тысяч знаков с пробелами. Тут надо учесть, что этот текст написан из моей головы — я описываю свое видение ситуации и рассказываю о том, что мне известно. Максимум за день, который могу выдать я — 14-16 тысяч знаков, не больше. А тексты, которые пишет Вера, намного сложней.

Толком не спав ночью, Вера весь день с дочерью. Во время тихого часа, когда девочка спит, ее мама ищет и собирает заказы на биржах и у постоянных заказчиков.

Разводиться Вера не хочет — боится оставить детей без отца. Хорош отец — жена ребенка родила, а он с работы уволился и в художники подался!

Я просто представила, что мой муж мне позвонит и будет просить с меня мои деньги, честно заработанные на Дзене. А сам в это время будет сидеть дома и плевать в потолок, прикрываясь надуманным предлогом. И меня бомбануло.

Поговорив с Верой, я была в ужасе. Ну как так? Костю я знаю много лет, и он всегда ради семьи был готов в лепешку расшибиться. И что за муха его укусила, я не понимаю.

На все просьбы жены устроиться хоть куда-нибудь, Костя отмахивается со словами — «Я же тебя содержал, когда ты в первом декрете была! Теперь ты меня содержи!».

Я предложила Вере вариант — сына в бабушке, на время пока сама Вера в больнице, а муж пусть сидит дома и сосет лапу. Я понимаю — муж и жена должны поддерживать друг друга. но явно не в такой ситуации, когда женщина лежит в больнице с ребенком и продолжает вкалывать, как проклятая, чтобы прокормить семью.

Тем более — машина в семье есть, можно пойти работать таксистом. Но нет. Костя объявил себя ранимой творческой душой, чью руки нельзя оскорблять кручением баранки.

Я переживаю, а если Вера от бессонной ночи уснет днем? И ее дочка что-нибудь натворит? Выйдет в коридор, упадет, напьется жидкого мыла? Детская голова — потемки. Никогда не знаешь, что придет дитю в голову в следующий момент.

Да и когда Вера дома, ситуация не лучше. Вера, одной рукой набирает тексты, другой рукой помогает сыну с уроками, при этом весь день занимая дочку и заботясь о доме. Костя, в это время, занят весьма важным делом — ничем.

Не спорю — бывают ситуации, когда сократили и поддержка на время поисков просто необходима. Но аргумент Кости — «Я же тебя содержал, когда ты в первом декрете была! Теперь ты меня содержи!» — мне одной кажется ненормальным?

В связи с чем, у меня назрела пара вопросов для обсуждения. Как долго Вы готовы содержать свою половинку, потерявшую работу? И справедливо ли замечание Кости о том, что за первый сытый декрет жена ему должна? Работать, лежа в больнице с ребенком, и содержать безработного мужа — это нормально?