ПУШОК

Он вошел в квартиру. Устало разувшись, скинул рабочую сумку и прошел на кухню. Обычно приветливая, жена стояла и интригующе наблюдала за ним.

— Как дела? — задал привычный вопрос.

— Да, вроде, всё хорошо, — улыбаясь ответила супруга и добавила, — а у нас сюрприз.

Не ожидая подвоха, он удивился: вроде гостей не намечалось, незапланированных покупок тоже, да и на подарки не думали тратиться — не было повода.

— Да? И какой же? Заинтриговала? — хотел он было сесть, но тут из-под, накрытой покрывалом банкетки, прямо к ногам, выполз котёнок. Дымчатого окраса, с белой грудкой и белыми «носочками» на лапках, пушистый зверёк.

Котёнок испуганно сощурился и тут же убежал в своё укрытие, откуда смешно чихнул.

— Ах, вот ты о чем, я совсем забыл, что ты обещала своей маме, — вспомнил он недавний телефонный разговор жены с тещей.

Супруга тогда в деталях рассказывала о маленьком пушистом чуде, что видела у знакомых, и пообещала матери взять его в деревню.

— Старая «Маркиза» совсем ослепла, нужна замена, -жаловалась тёща. — Мыши вконец обнаглели, почуяв волю, все мешки с кормами попортили. Грызут бессовестно и нещадно то, за что деньги плачены.

— Хорошо, что предупредила, — кивнул он, на выглядывающего из своего укрытия котёнка — Буду осторожней ходить, а то, не дай бог, наступлю ненароком.

Действительно, зверек, чуть больше двух месяцев отроду, был совсем маленький и тихий. Только отлучённый от мамки, попав в новую, необычную обстановку, пугался всего: каждого шороха, звуков голоса большого человека и его движений.

— Как тебе сюрприз, пап? — выглянул из своей комнаты сын.

— Какой-то он пугливый, — махнул хозяин на котёнка, — Должен привыкнуть к новому месту.

— Это потому, что мама помыла его, — предположил отпрыск.

— Мама у нас чистюля, — улыбнулся отец сыну. — Мама у нас молодец!

— А шо? Пусть будет чистеньким на новом месте, — отшутилась жена. — Видел бы ты, как я его выжимала, как тряпку…

— Выворачивала что ли?

— Нет, придавливала шерстку двумя руками.

— Вот чего он такой пушистый, как пушок, — заметил муж.

— Это он после фена такой стал, все руки мне исцарапал. Пушок…

— Хм, — ухмыльнулся хозяин. — Вот и имя тебе нашлось, трусишка.

На что в ответ раздалось короткое, еле слышное «Мяу!» Зверёк все еще прятался под банкеткой, только маленькие глазки его поблескивали из под тёмной ниши укрытия.

— Ну, что, ребенок, неуютно тебе на новом месте? Иди ко мне, малыш.

Он наклонился и протянул руки к месту добровольного заточения зверька. Пушистый комочек осторожно, с опаской вытянул мордашку и на полусогнутых лапках подполз к вытянутым рукам хозяина.

— Мяу, — повторно мяукнул он и поднял головку.

Пара кошачьих глазок глядела на человека. Они оба изучали друг друга — забавный, трогательный зверёк и, уставший после трудового дня, хозяин.

— Папа не любит животных, — ухмыльнулся сын, отцовским действиям. Ребенок не наблюдал ещё за родителем сантиментов к животным, правда и жестокости к ним с его стороны он тоже не видел.

— Всё наш папа любит, — вступилась жена за мужа. — просто не показывает. Это от того, что у них в семье не было котов.

— Была кошка, — ответил отец, поднимая Пушка на руки. — Дуськой звали. Смешная такая была, уже взрослая. Приходила спать к нам: ко мне с дядей Эдиком. А по утрам, когда будила баба Валя и мы не хотели вставать, кошка тыкалась нам своим носом в лицо, со всей силой давила. Поневоле просыпались.

— А до кошки, было что? — любопытствовал сын.

— Нет. Не разрешали нам родители грязь в квартире разводить. Деда Вася сам из села, он как-то ровно относился к животным. По его мнению, животные должны приносить пользу. Да, Пушок? — моргнул он жмурящемуся котенку. Зверек мурчал под рассказ хозяина, а тот продолжал.

— Бывало, принесешь в дом котенка и упрашиваешь оставить, а родители ни в какую. «Нет,» — говорят, — «нечего блох в квартире разводить.» И никакие уговоры не помогали. Деда Вася жесткий был мужчина, сказал раз и больше повторять не будет. На все один ответ: «Неси туда, откуда принес!» Так и сидишь, после этого под дверью. Плачешь, жалко животинку — казалось пропадет без тебя. Прижмешь маленького «пушистика» к груди и

гладишь, а он мурчит в ответ от ласки. Ну куда его на улицу одного.

— И куда относил, раз домой нельзя было? — участливо спросила жена.

— В подвал. Был у нас подвал. Я туда и нес — все ж теплее и безопаснее, считал я. Но к утру там уже никого не находил. Убегали, наверное, на волю.

— О, какое суровое детство, — пошутил сын. — В деспотии деда Васи и лишениях.

— Детство было отличное. Обычное для того времени. С играми во дворе и пацанскими забавами. Самая лучшая пора.

— А что же мы не завели кота, когда вы с мамой жить начали?

— Потому что животное все равно на улицу просится. Не должно оно быть заточено в четырех стенах. Особенно кошка. Это независимое, хищное животное. Им свобода нужна. А в наших дворах полно собак. Разорвут, как Мурку тети Томы. Да, еще когда у них «хотюны» начинаются — вешайся постоянное мяукание, до нервов пробирает.

— Можно же кастрировать, — нашелся сын. — Ветеринар решает проблему на раз.

— Это уже издевательство, — не согласился отец. — Это вмешательство в природу. Ты животного превращаешь в игрушку, в забаву. Чем так, лучше совсем ни как. «Мы в ответе за тех, кого приручили!» Да, Пушок?

Котенок мирно спал на руках хозяина. Маленький дымчатый комочек удобно разместился в большой ладони человека , уткнувшись крохотным носиком, и мирно посапывал.

— Так что у бабы Маши ему самое место. Пусть там мышей ловит. Она женщина у нас прижимистого нрава, но животных не обижает.

Ночью, сквозь сон, так как спал чутко, он почувствовал, как что маленькое прыгнуло с пола на свисающие полы пледа и поднялось на кровать, вонзая острые коготочки в ткань.

— Хм, Пушок, — вспомнил он о маленьком госте.

Котенок прошел по груди и остановился у лица. Хозяин чувствовал частое дыхание зверька, что неуверенно тыкался мордочкой в подбородок.

— Ну иди сюда, ребенок, — поднял он край пледа и укрыл животинку, словно собственное дитя. — Поспи со мной, тут будет уютно и тепло. Только не напруди мне на грудь.

Так и провел он остаток ночи с котенком на груди, боясь шелохнуться, чтоб не потревожить «маленького ребеночка» — именно так воспринимал теперь он это мохнатое существо, с таким же трепетом и любовью, словно собственного сына, когда того только- только принесли из роддома.

Котенок казался ему таким же немощным и беззащитным. Лишь под утро на короткий час его одолел сон, а когда ненавистным сигналом разбудил будильник, он почувствовал как что-то пушистое тычет мокрым носиком в лицо. Как когда-то в детстве рыжая кошка «Дуська.»

— Пушок, улыбнулся он котенку. — И ты туда же.

Он возвращался с работы домой, забыв про усталость, как давно не возвращался. Словно ребенок, счастливый и беспечный, к своей маленькой тайне, к своей еще не отпущенной сказке.

Еще на работе почувствовал в себе это желание: прийти и понежить маленького зверька, что жалобно мяукал, когда хозяин уходил на работу, будто уговаривая остаться.

Что-то нежное, затерянное в хламе быта и житейских проблем, вновь обнаружилось в нем и он спешил к своему пушистому ребеночку: наиграться, набаловаться с ним — защитить от всего возможного и приголубить это беззащитное существо.

Пушок выбежал к нему, как только отворилась дверь. Маленький пушистик забавно сел у порога и стал наблюдать за хозяином.

— Привет, дымчатое существо, — почесал тот его за ухом. — Смотрю, ты освоился уже.

— Ага, освоился, — вышла вслед за котенком жена. — Он сегодня так смешно шипел на свое отражение в зеркале. Пыжился, вставал на задние лапы. Мы с Ильей угорали.

— Освоился зверек, — поднял котенка хозяин. — Наш ты защитник. Да, Пушок? Будешь охранять дом, когда никого нет.

— Ой, он так мяукал, когда я ушла на работу, охранник твой, — ухмыльнулась супруга. — Не давал спать Илье.

— А что так? — удивился муж. — Надо было поиграть с ним.

— Куда там. Илюша закрыл двери, боялся пускать, чтоб луж ему не наделал.

Отец сурово посмотрел на сына. Через чур жестоким показался ему поступок ребенка.

— Тебе не стыдно, — спросил с укором. — Он же маленький. Зачем издеваться?

В этот вечер, забыв о домашних делах он провозился с Пушком.

— Словно впал в детство наш сорокасемилетний

папка, — шутила жена. — Смотри, я ревновать начну.

А муж, действительно, забыв о возрасте, забавлялся с котенком. Он пускал перед киской клубок, водил перед ним пальцем, вызывая в животном охотничьи инстинкты, и смеялся чудачествам зверька, что тот вытворял перед зеркалом — он то наскакивал на свое отражение, то грозно шипел, вызывая смех хозяина.

— Дурашка ты маленький, — умилялся человек.

Когда пришла пора увозить Пушка в деревню к теще, хозяин с котенком сдружились на столько, что жена их в шутку уже называла «сладкой парочкой.» В тот день он ушел на работу в дурном настроении, ведь предстояла разлука: с другом, с маленьким ребенком, с вернувшимся на время детством.

Пушок по обыкновению ткнул влажным носиком хозяина в лицо утром, чтоб тот быстрее пробудился и печально мяукнул, когда большой человек выходил за дверь. Ничего он не мог ответить, глядящему прямо в глаза пушистому комочку.

— Я же предаю тебя, — пронеслось у него в голове, когда выбежал во двор.

Перемену в настроении напарника заметила сослуживица, Людмила.

— Что случилось? — спросила коллега. — На тебе лица нет, как будто сейчас дождь пойдет.

Обычно не посвящающий никого в свои заботы и проблемы, он открылся знакомой по работе. Его словно прорвало, словно сошла сель с высоких вершин и ничто не могло удержать неуправляемого потока.

— Ты не представляешь какой он маленький и беззащитный, — признавался он сдерживая слезы. — Ну как я оставлю, откажусь от него. Словно в детстве, опять оказался за дверями и надо вынести, чтоб «не разводить блох.» А еще теща хочет на день закрыть его в сарае, чтоб мыши почуяли кошачий дух. Как представлю его мяукающим в темном помещении. «Папка, папка!’ Стоит у меня в ушах… И эти глазки его. Не могу. » Мы в ответе за тех, кого приручили!» А каково нам, тем, что приручились к прирученным? — не выдержал он и заплакал.

— Кто ж тебе мешает оставить его у себя? — заметила Людмила. — Не иди против своей воли, иначе не простишь себя. Отпрашивайся у начальства и беги домой. Я подменю. Иначе совесть заест.

… Когда он вбежал во двор дома, у подъезда уже поджидало такси. В салоне еще никого не было.

— Я успел, — облегченно вздохнул он и молнией вбежал в квартиру.

Готовая к выходу, жена удивленно взглянула на мужа.

— Я отпросился, — объяснил он. — Где пушок.

— Вон, под кровать забился, не хочет вылезать. Меня ж машина ждет.

— Я отпустил такси. Пушок остается! — твердо возразил муж и полез под кровать, вызволять «строптивого узника.»

— Пушок, ребенок мой, — иди ко мне. Никуда ты не поедешь. Прости, миленький.

Из под кровати раздалось протяжное «Мяу!» И на голос хозяина, щурясь дневному свету выполз котенок. Зверек обнюхал мужские пальцы и стал вылизывать их шершавым языком.

Молча смотрела на умилительную картину нежности мужа и котенка жена. Мудрая женщина давно усвоила, что мягкий по природе своей человек, ее муж, если что и решил твердо, то уж никак его не переубедить — на том «ни одно копье сломано.» А маме: » Найдем мы и маме мышелова, разве ж мало их в деревне?»

Сергей Замоз, автор.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x