Просто хотела посмотреть в глаза разлучнице

Душа спотыкалась об облезлые камни, злостно торчащие из старой дороги. Местные люди называют ее путем. Но сразу же предупреждают: автобусы здесь не ездят.

— А когда ездили? — спросила Ксения.

Старый, с хитринкой в глазах дед, засмеялся:

— Давным- давно.

На дедовом дворе и оставила свой автомобиль. Не решилась испытывать ни себя, ни машину. Полтора километра пешком — не так уж и много.

Шла и корила себя: «Что ты делаешь, Ксения? Что скажешь этой незнакомой женщине?».

Сердце упиралось: не останавливайся!

Разум был бессилен. Однако попытался возразить: «Это давние детские обиды гонят тебя. Но ничего не изменишь, не вернешь ».

«Она сманила, украла моего отца. Он даже не приходил в мои сны. Запретила, вероятно. Они оба предали меня ».

Ксения знала эта женщина уже пожилого возраста. Здорова? Жива?

«Зачем ты все это затеяла?» — спрашивал ум.

«Посмотреть на нее. Просто посмотреть. Время украло ее молодость и красоту. Но интересно … ».

До села оставалось с полкилометра. Еще не поздно вернуться. А в голове крутилось: вспоминал ли отец о своей Ксении при этой женщине? Хотел увидеть мать? Думал вернуться к ним?

Сколько раз Ксения пыталась изобразить в воображении образ незнакомки-разлучницы. И не могла его закончить.

«Я хочу ее увидеть и простить», — оправдывала свое намерение Ксения.

«Так прости», — советовал ум.

«Сейчас не могу. После встречи ».

Чуть не споткнулась о камень. Вспомнила, как в детстве мама прорезала в сандаликах «окошки» для больших пальцев. Малой было неудобно ходить, но на новую обувь не было денег.

Поэтому сандалии жили своей жизнью, а большие пальцы — своей. Ксения не завидовала девочкам, у которых пальцы не просились на волю. Она только мечтала о новой, хорошей обуви. Если бы у них был папа …

Наконец первый дом. Второй, третий, четвертый … Боялась ступить на чужой двор, чтобы спросить, куда дальше свернуть. У колодца женщина брала воду.

— Добрый день. Я ищу …

— Вот там, на пригорке видите дом? Громко говорите с ней. Плохо стала слышать. А когда-то такой красивой была. Не такая, как все. Екатерина была, как с картинки. А вы кто ей будете?

Любопытство разбирала женщину.

— Я…

— На кого вы похожи?

— Я здесь никогда не была.

— Нет, я вас где-то видела, — продолжала женщина. — Не часто теперь к Екатерине гости ходят. А когда-то ходили. Мужчины головы по ней скручивали. Здесь друг от семьи убежал. Бегал за Екатериной. На коленях ползал. Признавался: как скажет Екатерина в колодец прыгнуть — прыгнет. Она радовалась. Сама же других с ума сводила. А он, как очарованный. Может, сделала ему что. Вы в городе живете? В городах меньше, а в селах умеют очаровывать.

— А этот человек хороший был?

— Хороший, хороший был Петр.

Ксения остолбенела. Петр. Это же о ее отце рассказывает эта женщина.

— Она вышла за него замуж?

— Нет, за чужого, заезжего, вышла. Но он болеть начал. Недолго прожил. Петр до смерти к Екатерине ходил. Не мог без нее жить. Она хвостом виляла. Знала, никуда Петр не денется. О семье не вспоминал. Бывало, люди говорили: «Петр, одумайся. Возвращайся к жене и ребенку ». А он: «Нет у меня семьи. И не было. Здесь моя жизнь ». Теперь, вероятно, Екатерина раскаивается. Часто ходит на его могилу. Ой, я басни вам рассказываю. А вы спешите, вижу. Екатерина любит на скамейке сидеть. Может, и сейчас сидит. Идите, не бойтесь, собаки там нет.

Невероятно трудно было идти вверх. Не от усталости. От жалости.

На скамейке сидел большой рыжий кот. Нет, Котяра.

«Где же твоя хозяйка?» — мысленно спросила котяру (так назвала Ксения рыжее чудо).

Мудрая кошачья душа что -то почувствовала. Рыжее создание недовольно смотрело на Ксению.

«Я не обижу твою хозяйку», — оправдывалась Ксения перед котом.

На крыльце появилась Екатерина. Посмотрела в сторону калитки. Увидела незнакомку. Пошла навстречу. Она шла медленно. Присматривалась. Шаг, еще шаг … Их глаза встретились. Котяра спрыгнул со скамейки. Сел у калитки. Не хотел, чтобы Ксения вступила во двор.

Екатерина не была похожа на изношенных сельских женщин. Имела еще достойную осанку. Карие глаза. Бывшая красота облагородила лицо.

— Вы кого-то ищете? — спросила Ксению.

— Да, кажется, я заблудилась.

— Вы по делам из района?

— Нет … так, из района.

— Вам в сельсовет.

— В сельсовет … Ваш кот очень хорош.

После комплимента взгляд котяры добрее не стал. Кот ждал, когда Ксения, наконец уберется.

— Сельсовет в этом направлении. Поверните налево.

— Хорошо, спасибо. Я найду.

Екатерина пристально смотрела на незнакомку «с района».

— А я то думаю … Вы … вы Петрова дочь … Вы похожи на …

Ксения не дослушала Екатерину. Резко тронулась с места. Сердце катилось, летело с бугорка, она — за ним. Повернула направо.

Село удивленно смотрел вслед. А Ксения пыталась запомнить женщину, которую отец любил всю жизнь. И рыжий Котяра стоял перед глазами. А, может, это была киса.

«Теперь Екатерине будет трудно», — продолжал ум.

«И мне не легко», — отвечала Ксения.

А сердце знало Екатерина пойдет на Петрову могилу и расскажет, что приходила дочь. Только не сказала, почему приходила …