Про Ольгу – немудрую любовницу, которая мечтает стать женой…

Сидела у окна, грустила целое утро. Улица — пустая. Дождь – достал. Одна мастерица мне целых три прекрасных сарафана за зиму сшила, а походить в них, хоть чуть покрасоваться – не могу, погода не позволяет. И моя, повышенная любовь к сарафанам, не реализуется.

Стала читать новости, так мне ещё грустнее стало. Хрупкая вера в человечество от новостей трещинами идет… Того и гляди, рассыплется она, на осколки, как стекло от брошенного камня. Дзинь! И всё.

А я так долго от цинизма, по отношению к миру, избавлялась, что очень дорожу этой верой. А когда утро вот так начинается, то знаю – это ещё не конец. Ещё что-нибудь должно произойти.

И, разумеется, оно произошло! Настолько неожиданное, что я испугалась такому совпадению. Обещала я написать статью, про любовниц, но как-то не думала об Ольге, а она пришла ко мне час назад, и я поняла, что явилась главная героиня моего сегодняшнего рассказа.

В свой заброшенный, с заросшим огородом, домик, Ольга приезжает не часто, а только тогда, когда у неё становится «плохо» с очередным мужиком. За лето, раза два или три. Скоро её так и будут звать: Ольга Плохо.

Прозвище почти приклеилось к ней. На вопрос «Как дела?» Ольга всегда отвечает просто и незатейливо: «Дела плохо». В неухоженном доме Ольге действительно плохо, и свой «рейд» по соседям, она начинает с меня.

И вот я сидела и грустила, а она вошла, без стука, и сказала:

— Привет! Как давно я тебя не видела. Поговорить нужно.

— Привет. Как дела – не спрашиваю. У меня тоже — не очень.

— Дела? Ой, слушай, у меня на участке сойка завелась, голубая.

От её слов мне почему-то совсем печально стало, и я сказала:

— Оля, вот зачем ты мне такое рассказываешь? Тут и без того, новости печальные…

— Какое такое? Это порода такая, вид. Голубые сойки. Зовут их так. Гнездо на яблоне свили. Уже птенцы есть.

— А… Не выспалась я сегодня, не поняла сразу, прости. А на огороде у тебя скоро леший поселится, и кикиморы заведутся, а не только голубые сойки, если траву не скосишь. Да там уже и кусты вовсю… Прости, настроение такое, словно меня заперли в чулане и заставляли Ника Кейва слушать, целую неделю. Давай завтракать?

Скоренько, в четыре руки мы приготовили завтрак, за которым и продолжили разговор.

— Я сегодня точки над темой любовниц собралась «расставлять», — сказала я. – И тут ты пришла. Такой подарок в грустный день!

— Нет ничего смешного в этом, — сказала Оля. – На меня только женатые мужики почему-то западают. А так бы я давно замуж вышла.

— А мы говорили, почему так бывает, но ты ничего менять не захотела, — заметила я.

— Да я понимаю всё, но сама знаешь, как трудно натуру исправить. А какие именно «точки»?

— В твоём случае, это ещё и вопрос безопасности. Тебе, как я помню, часто достается.

— Бывает. Но мы и про это говорили.

— Да. Если женатый мужчина не может определиться оперативно – с кем он хочет быть, то это говорит о том, что он совершенно незрелая личность, особенно когда жену не любит. То есть собственно любовницу и ищут, когда жену не любят. Третьего не надо. Это первая «точка». А всё его «мучения» якобы выбора – это и есть незрелость, и обман.

— Только не называй меня глупой, — попросила Ольга. – Я потом переживаю сильно. Мне и так плохо.

— Что? Когда я тебя глупой называла? Немудрой, если только… Так кто из нас мудр-то? Но пойми, что мудрые любовницы ведут себя так, что уводят мужика от нелюбимой жены – за пару недель. А остальные…

— Я в курсе. Слышала сто раз. Начинают капать на мозги этой «незрелой» личности, личность доходит до психоза, и… Мне достается.

— До психоза не все доходят. Чаще всего – только до невроза, но тебе достается, да. Потому что ты тоже не можешь сделать выбор. Не можешь определиться со своей функцией. Знаешь, вот подумала сейчас – хочешь стать женой, не начинай путь с роли любовницы. Меняй натуру! Смирись с этим. А если не можешь или не хочешь меняться, то просто скажи себе: я любовница. И успокойся уже. Не терроризируй мужика одинаковыми вопросами, каждый раз. «А когда ты уйдешь от жены, а когда мы поженимся?» и т.д. Незрелые личности очень плохо это переносят, и — да, даже озвереть могут. От этого и неприятности всё.

Она хотела что-то ответить, но тут моя кошка пришла с улицы, и вцепилась Ольге в ногу.

— Ааа! –вскрикнула Ольга. – Почему она меня не любит? Почему всегда кусает и царапается? Отойди, Мушка, брысь! Колготкам хана…

— Мушка, вали отсюда, — прикрикнула я на кошку.

Мушка отошла от Ольги.

— Допущу, что она не тебя не любит, — сказала я Ольге. – Слышала, что кошки видят существ незримого мира, которые от нас скрыты, чтобы мы с ума не сошли от их вида.

— И у меня на ноге существо такое, да?

— Не знаю. Может, чёрт прилип какой-нибудь, блудливый, за коленку уцепился.

— Ой, хватит… Ладно, спасибо за завтрак, за разговор…

— Пожалуйста. Оля, «расставь» уже точки. Определись. И всё наладится у тебя. Просто незрелым личностям, то есть женатым мужикам, очень трудно, практически нереально воспринимать любовницу, как будущую жену. Но они это в тайне держат. И лапшу на уши вешают.

Она ушла. А я села писать этот рассказ. Написала. Уф. Я честно постаралась кратко расставить самые важные, самые ключевые точки. Основные!