Принцесса

Так сложилось, что в нашей семье все в первую очередь делалось для моей младшей сестры. Считалось, что она менее приспособлена к жизни, нежная и возвышенная. Я же девчонка крепкая, простая, мне и так сойдёт..

Оля и внешне соответствовала этому образу: стройная, большеглазая, с неизменно грустным выражением лица. Она часто была настолько погружена в себя, что ее даже боялись лишний раз побеспокоить, мол пусть девочка читает у себя, а посуду может и Таня помыть. Да и уборку она сделает, ведь у Оли ручки слабые, да и бледненькая она что-то последнее время, как бы не приболела…

Ну а я все принимала, как должное и не возникала особо. Выполняла всю работу по дому, заваривала чай для Ольги по первому требованию, стирала ее носки и колготки. В общем, сестра всегда была бедненькая и несчастная, а я девушка простая и без претензий.

Сестра была очень ранимой, и все, что для другого могло показаться сущим пустяком, Оля могла превратить в трагедию, а затем укладывалась на диван лицом к стене и начинала страдать.

После окончания строительного института сестра не захотела работать по специальности. И мама устроила ее делопроизводителем в спокойное тихое место. Там она и познакомилась с молодым парнем, Андрей так в неё влюбился и поверил в ее чрезвычайную исключительность, что даже дышать порой боялся на свою ненаглядную.

Очень скоро парень сделал предложение а согласие Ольги воспринял как великое благо. Мне парень очень понравился, правда многое ему приходилось терпеть от невесты. Сестра могла его публично унизить, а потом долго не прощать, это было в порядке вещей в их паре.

После свадьбы пара уехала в столицу, жили там к свекрови, но недолго, Ольга не найдя с ней общий язык настоялась на возвращении в родной город. Тут подключились мои родители и сделали ребятам кооперативную трехкомнатную квартиру.

Вскоре родился у Ольги сын Виктор. Но даже с рождением малыша сестра не стала мягче, порой обижалась на маленького Витю, как на взрослого. Переставала разговаривать с ним как и с мужем. А уж Андрей в сыне души не чаял, мне даже иногда казалось, что вдвоём им значительно лучше чем с мамой, всегда создающей в доме напряжённую атмосферу.

Спустя какое-то время я тоже вышла замуж, да не заладилась у нас с мужем семейная жизнь, лишь дочка Алиса стала для меня светом в окошке. Муж мой с каждым годом все больше спивался и вот настал момент, когда я просто не видела возможности совместного существования под одной крышей.

Тогда мы с дочерью ушли на съемную квартиру. Нам было очень трудно, особенно материально, помощи было ждать не откуда, даже родители помогать не спешили. В первую очередь все делалось для Ольги и ее сына, даже квартиру свою отец оставил Вите, а потом выяснилось, что ещё и хорошую сумму денег.

Я тогда брала подработки, так и крутилась, да время от времени небольшие суммы подкидывал Андрей, только в тайне от всех. Однажды он отвозил нас с дочерью домой, она как раз вернулась с летнего лагеря, посмотрел как мы живём: скромная однушка с обшарпанными стенами, а узнав, что у ребёнка кроме супа с сушками ничего нет, сорвался в магазин и принёс огромный пакет с продуктами. Уходя, сунул мне деньги.

— Таня, возьми, не обижай меня, вы с Алисой нам не чужие.

Сестра не знала, что муж ее нам потихоньку помогает, не понравилась бы ей такая благотворительность.

Тем временем дети потихоньку подросли.

Витя переехал к бабушке, от неё ему было ближе добираться до института. Так что все заботы о нем наша мама взяла на себя. А я из кожи вон лезла, чтобы Алису приодеть, дабы она выглядела не хуже других.

А потом внезапно умер муж Ольги от сердечного приступа. На тот момент Виктор уже женился и наша мама помогала молодой семье с внучкой. Ольга, внезапно оставшись без мужа ушла в глубокую депрессию. На работу сестра больше не вернулась, хотя мы ее и уговаривали, так ведь легче с горем справиться.

Постепенно все сбережения ее мужа растаяли. Ольга тогда начала жить на деньги, которые ей давала мама, но естественно большими суммами она не располагала, тогда сестра стала ныть, что перебивается с хлеба на воду. Мол настолько подорвала своё здоровье, что лежит без сил, а помочь ей некому.

Я как могла ей помогала, с пустыми руками никогда не приходила, оставляла немного денег всегда, несмотря на то, что по прежнему жила на съёмной квартире, правда Алиса перебралась к своему молодому человеку.

А тут новая напасть — слегла мама, когда я заикнулась, что было бы благоразумнее сестре ухаживать за ней, она ведь не работает и места в ее квартире достаточно. Но нет, чего я только не наслушалась, что я черствая, что мне наплавать на всех, Ольга же так страдает, у неё жизнь разрушена!

Хотя сестра вела довольно комфортный образ жизни: высыпалась, пила неспешно с утра кофе, потом много читала, встречалась с подругами, а по вечерам смотрела любимые фильмы…

Ну что ж, мне не привыкать, уход за мамой я взяла на себя, хотя если бы была у неё отдельная комната, ей было бы комфортнее. Ольга наведывалась, навещала маму, постоянно делала мне замечания. Я долго молчала, но однажды и моему терпению пришёл конец.

За мной давно ухаживал коллега по работе и в новогоднюю ночь я попросила сестру остаться с мамой, на что она фыркнула:

— Надо будет, сам придёт!

— Как ты это себе представляешь, у нас Мама лежачая. Не удели не выручишь, я же тебе ни в чем не отказывала.

— Может мне ещё вам свечку подержать, — скривила лицо Ольга.

После этого разговора я перестала звонить сестре, и заходить к ней в гости. Она же всем знакомым начала болтать, что я завела себе мужика и отвернулась от всех родных.

Кстати друзья нашей семьи, все, кто был в курсе говорили, что сестра давно совесть потеряла, молодая здоровая женщина, не беспомощный инвалид, а вместо того, чтобы помочь близким, сама стала обузой.

— Сколько ты ещё будешь это терпеть, Таня? — спрашивали знакомые

Как я могла ответить на этот вопрос? Кто везёт, на том и едут…