Приходится помогать матери так, чтоб муж не знал

– …Скорая приехала, врач матери давление меряет и спрашивает: у вас обычно давление какое? – рассказывает тридцатитрехлетняя Ульяна. – Мать говорит – не знаю, у меня даже тонометра нет! Доктор давай ругаться – как же так, мол, в вашем возрасте и с вашими диагнозами давление нужно знать всегда! Я, говорит, вижу, что у вас дочь есть, пусть она прямо сейчас идет в аптеку и купит вам хотя бы самый простой тонометр!..

Ульяна сейчас в декрете со вторым ребенком. Малышу два года, старшему шесть. Своих денег у молодой женщины нет, ее семейный бюджет – это зарплата мужа. К тому же у них ипотека.

Впрочем, на жизнь им денег хватает: зарплата мужа достаточно приличная, и кредит они погашают с опережением графика. Экономят, конечно, но не жестко. Покупают обновки себе и детям, иногда ходят в кино, сидят в кафе, дарят подарки близким.

Муж у Ульяны вовсе не жадный, вполне адекватный, завел ей карту к своему счету, и если что-то нужно купить жене или детям, это всегда без проблем.

Только вот о помощи теще мужчина и слышать не хочет.

Честно говоря, объяснение этому есть: в первые годы брака с Ульяной муж погасил один за другим несколько тещиных кредитов, взятых, по его мнению, на всякую ерунду: на новую кухню, телефон, поездку в отпуск.

Один кредит для матери брала, по ее слезной просьбе, даже Ульяна – и три года потом выплачивала сама, потому что у матери на это сил не хватило.

Чтобы перекрыть старый долг, мать брала новый, потом еще один, потом в слезах и соплях шла к дочери и зятю. Два раза зять помог, заплатил весьма немаленькие суммы, и после второго сказал твердо: все. Больше не копейки, принципиально. Теща должна научиться жить по средствам.

– На московскую пенсию жить в одиночку вполне себе можно! – сказал Ульянин муж. – У меня и родители живут, и бабушка, и тетя. От помощи детей отказываются наотрез! Сами и продукты покупают, и лекарства, как-то экономят, пользуются льготами. Пусть и твоя мама так живет…

Примерно в это время они взяли ипотеку, потом родился старший сын, и отказ зятя помогать выглядел, в общем-то, логично.

Но оставить маму без материальной помощи Ульяна просто не может.

– Вот даже в этот раз – лекарств выписали штук шесть разных, плюс тонометр! – вздыхает Ульяна. – Что-то из этого можно, наверно, получить бесплатно. Но лекарства нужны прямо сейчас, скорую-то мы не просто так вызывали… Денег у матери нет, как всегда. Конечно, я побежала в аптеку, все купила по списку, что надо: на четыре тысячи лекарства и тонометр за две. Вот, шесть тысяч с копейками, как с куста… А что делать? Надо было пожать плечами и уйти?

– Муж теперь ругаться будет, да?

– Да нет, не будет… Он и не узнает ничего, я наличкой платила! На прошлой неделе, как знала, сумку себе купила за полторы тысячи, мужу сказала, что за девять почти. Плюс одежду детям ухватила с хорошей скидкой в честь черной пятницы, повезло. Мужу, естественно, про скидку ни слова. Так что денежка на маму у меня пока есть…

Кроме того, Ульяна помогает матери и продуктами, не говоря об этом мужу. Не будет же он пересчитывать курогрудки в морозилке, или упаковки яиц и масла? Часть из купленного безболезненно можно отвезти маме.

Примерно раз в неделю Ульяна так и делает, загружает матери холодильник на несколько дней. Надо сказать, каждый раз это очень вовремя: холодильник чаще всего абсолютно пустой, и мать уже на хлебе и воде.

Денег у нее нет никогда, можно даже и не спрашивать. Ульяна и не лезет с этими вопросами: до жути боится услышать информацию про очередной кредит.

Пыталась Ульяна и по-хорошему договориться с мужем, мол, ну давай хотя бы еду ей покупать, самую простую, и лекарства.

Но после того, как муж отдал последний раз долги за тещу банку, он считает, что все обязанности перед матерью жены выполнил с лихвой на несколько десятилетий вперед. И о том, чтобы помогать еще хоть копейкой, и слышать не хочет.

А недавно и вообще заявил жене – если узнаю, что ты туда таскаешь деньги – разведусь. Мы, говорит, моим родителям не помогаем, они просто ни копейки не берут принципиально, зная, что у нас двое маленьких детей, декрет и ипотека. Теща тоже должна совесть иметь.

Но Ульяна бросить мать не может, продолжает таскать туда деньги и продукты на свой страх и риск…

Как вам ситуация? Вы на чьей стороне? Что думаете?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о