Получив современную медпомощь, пожалел, что не умер сразу

— О чем думаешь Петрович?

— Да вот не дает мне покоя вопрос один, Павел Семенович… — тяжело вздохнул Петрович – Если есть жизнь в Альфа Центавре, у них же два солнца получается. Жарковато, наверное, там?

Резкий скрип тормозов и удар нашей машины в бампер Мерседеса, прервал речь именитого астронома, а заодно и отбросил науку на столетия назад.

— Вам не кажется, что водитель скорой помощи, должен о других вещах задумываться, когда больного везет?! – возмутился я, потирая ушибленное плечо.

— А вы молодой человек это хамство прекратите! Вы мне тут… — начал Петрович, но его речь снова была прервана на полуслове. На этот раз владельцем Мерседеса, чей огромный кулак влетел в открытое окно…

Пострадавший вытряс из Петровича номер телефона и отправил нас восвояси, пообещав спалить квартиры и Петровичу и врачам.

Судя по всему, он слов на ветер не бросал, но меня это меньше всего волновало. Температура уже перевалила за 40 и через полчаса мне никакая квартира уже не понадобилась бы. Только уютное местечко под березкой…

Суть в том, что когда мы доехали до больницы, мне этот «Петрович» показался просто ангелом в сравнении с дежурным рентгенологом.

— Вставайте к аппарату, снимочек будем делать! – улыбнулась она.

— Я не могу ни ходить, ни стоять — мне плохо! – еле слышно произнес я, собрав остатки сил – Дайте воды стакан, пожалуйста…

— А что? Мне вас держать что ли прикажете, у аппарата?

— Дайте воды…

— Сначала снимочек, а потом и водичка! – позитивно улыбнулась она.

С трудом поднявшись, сквозь застилающий глаза мрак и туман я подошел к рентгену.

Прислонился к нему, но в этот момент сознание меня покинуло и я плашмя рухнул на пол…

В себя пришел от того, что мне на лицо льют воду из графина.

— Вот ваша водичка – поправив очки, она улыбнулась еще шире – А теперь вставайте к аппарату, и больше не придуривайтесь…

Лучше бы я дома умер…