Позавидовала

На окраине городка одна улочка находилась как бы на отшибе. Раньше туда и автобусы через раз ходили. А потом улочка преобразилась за счет горожан, решивших переехать из своих многоэтажек на землю.

Дома и домишки скупались довольно быстро; кто-то ремонтировал купленный дом, а кто-то сносил старое жилище и строил на этом месте добротный особняк, — у кого и на что средств хватало. Благодаря хлопотам новых жильцов, отсыпали дорогу, избавившись от непролазной грязи.

Галя с Толей тоже переехали, купив небольшой домик, оставив квартиру дочери. Сделали ремонт, облагородили территорию. Зять привез из леспромхоза елочку, — хозяева посадили деревце за оградой, рядом с палисадником.

Сначала елочка болела, пытаясь привыкнуть к новому месту жительства. Хозяева ухаживали за деревом, переживая, примется или нет. Елочка принялась, хоть и росла медленно. В первую же зиму внуки нарядили елку игрушками, и появилась традиция, на Новый год украшать елочку и фотографироваться рядом с ней.

Через два года елочка подросла, летом вокруг дерева была лужайка из зеленой травы, — хозяева уже хотели небольшую скамеечку рядом поставить, как вдруг утром обнаружили, что елку спилили. Не было у дома лесной красавицы. Увидели ее чуть поодаль возле мусорного бака.

Понятно было бы, если на Новый год, но ведь лето на дворе! Вычислять вредителя даже не пришлось. Толя с Галей давно заметили недобрые взгляды соседки напротив. Зоя была их возраста, жила одна, иногда сын приезжал.

Дом ей достался от родителей, и на этой улице она прожила всю жизнь. Приезжих, скупавших дома под коттеджи, не жаловала, так и говорила: — Понаехали тут.

Чем ей не угодили новые жители, непонятно, но больше всех она возненавидела соседей напротив, — Толю с Галей. Ворчала, что больше всех мусора таскают в бак; однажды ведро своего мусора возле калитки соседей высыпала. Были переговоры, которые не привели к заключению мира.

И теперь очередной комок ненависти – спилили елочку под самый корешок. Можно было бы засомневаться: а вдруг не Зоя? Но Толя сходил к соседке, спросив, зачем вандализмом заниматься. Зоя сразу проговорилась: — Хорошо живете, устроили тут загородный дом! Две машины во дворе.

— Чем она тебе помешала? – Пытался поговорить по-хорошему Толя. – Дети радовались зеленому деревцу.

— Ваши дети орут под елкой, отдохнуть не дают.

— Так окна прикрой, не будет слышно.

— Еще чего не хватало, чтобы я в собственном доме окна летом закрывала, уж лучше пусть ваши внуки при закрытых окнах дома играют.

Видя, как возмущается соседка, Толя уже понял, кто с елочкой разделался. Дома рассказал жене, и Галя не могла понять, откуда столько злости в человеке.

— От зависти, — сказал Толя.

— А чему тут завидовать? Мы уже пенсионеры, живем тут со своими болячками, радуемся, что воздух почище, да огород можно выращивать. А самая большая радость – внуки, для них ведь елку посадили.

Через неделю приехал зять, выгрузив из машины две небольших, симпатичных елочки. Хозяева сразу занялись посадкой. Одну елку посадили, а вторую Толя взял и понес к соседке напротив. Они уже решили с женой, что надо как-то налаживать контакт с Зоей, и решение было единогласным: елка в подарок.

— На кой она мне сдалась? Да еще под окнами? – Недружелюбно встретила Зоя.

— Ну, в огороде посади, пусть растет, красиво же.

— Не надо мне ваших подачек!

Толя, получив отпор, уже хотел идти домой, как вдруг увидел проходящую мимо бабу Катю – семидесяти восьмилетнюю соседку, жившую через дом от них.

— Баб Кать, елку надо? – Спросил, не надеясь на согласие, Анатолий.

— Раздаешь что ли?

— Раздаю!

— Возьму, Толик, возьму, — обрадовалась баба Катя, — посажу, да пусть растет на радость мне и людям.

— Тебе уже не тот свет пора собираться, а ты елку собралась сажать, — сказала Зоя, — ты и не дождешься, когда она вырастет.

— А я и не горюю, — просто и без обид ответила баба Катя, — сколько вырастет, и за то спасибо. Может после меня добрым людям домик достанется, а у домика елочка растет, — пусть смотрят, радуются, хозяйку прежнюю вспомнят.

Баба Катя была одинокой, сын еще в молодости умер, а внуков не было. Иногда только дальние родственники навещали.

Елочку бабе Кате Толя и Галя посадили сами, а она только придерживала деревце. Рассказали, как поливать, обещали и сами поглядывать.

А дома Галя напекла оладий и хотела отнести Зое, — попробовать еще раз подружиться со своенравной соседкой, но Толя остановил ее.

— Не ходи, скажет, что оладьи отравленные, — с ней бесполезно. Лучше я ей скажу, что мы видеонаблюдение провели, и теперь вся территория возле дома просматривается.

Камеру они и в самом деле установили, Толя потом сходил и предупредил Зою на счет камеры. Судя по выражению лица, понял, что сообщение подействовало на соседку, — теперь и в полицию могут заявить.

Бывают случаи, когда зарвавшегося человека не могут остановить ни елочки, ни оладьи. Только действенные меры. Вряд ли, теперь подбросит мусор к дому или елку спилит.