Забавная история о хитром плане повышения популярности одного музея…)

У нас тут прямо в стенах местного железнодорожного музея открыли каток с бесплатным прокатом коньков. Надо ли говорить, что посещаемость музея после этого выросла в разы — зима в разгаре, а мороза нет и не предвидится.

Оставшиеся от машин для заливки льда деревянные палетты работники музея сложили аккуратной вавилонской пирамидой рядом с катком. Вывезти их им, однако, так и не удалось — в первый же день «зиккурат» был облюбован в качестве насеста папами-мамами и дедушками-бабушками.

С него оказалось очень удобно наблюдать за катающимися детьми, не выходя при этом на лед самому. Чуткое руководство музея устелило палетты огромными матрасами-подушками системы «фэтбой», и на них сразу же растянулись во весь рост с десяток пап, несколько мам, и даже парочка бабушек.

Видимо, для более глубокого залегания взрослых на пирамиде руководство музея поставило тут же рядом палатку с горячим глинтвейном.

После чего место это приобрело неслыханную популярность, особенно среди пап, и стало напоминать то ли лежбище сытых моржей в теплый солнечный день, то ли древнеримскую пирушку с величественно возлегающими матронами и патрициями.

Вот только для уставших от катания детишек места не осталось, а чтобы вообще на этот зиккурат попасть — приходить в музей приходилось как можно раньше, лучше всего к открытию. Все это очень напоминало процедуру занятия места на пляже в Сочи в разгар курортного сезона в советские времена, когда с раннего утра на пляж высылался самый крупный и сильный представитель семейства с покрывалами и полотенцами, а все остальные подтягивались позже — иначе можно было реально остаться без места.

Руководство музея и здесь проявило невероятную чуткость и несколько расширило площадь «лежбища», устлав его всевозможными подушками, подушечками, думочками и даже диванными валиками.

И вот тут они промахнулись. Потому что явившиеся на следующий день детки как устроили с утра подушечный бой этими самыми валиками и думочками, так к обеду и не прекратили.

Достаточно было двух-трех забияк не без стратегического таланта, чтобы драка приняла организованный и очень увлекательный характер.

Каток был забыт, а дети разделились на два враждующих лагеря и принялись строить из матрасов оборонительные сооружения. Ни один взрослый туда даже сунуться не смел. Явившийся для усмирения восставших директор музея, получив по кумполу матрацем, с молчаливым достоинством удалился обратно в свой кабинет.

Откуда вместо ожидаемой некоторыми карательной команды явилась гипер-активная молодежная рок-группа, урезавшая такой музон, что бой принял совершенно гомерический характер, а папы-мамы вместе с их пледами-книжками-планшетами-кружками вынуждены были отступить на заранее подготовленные позиции в ресторан.

Где нас уже поджидали довольно потирающие руки повара с официантами. И стали понятны мотивы такого, на первый взгляд, нелогичного поступка директора — во-первых, они нечаянно приобрели аттракцион, по популярности превосходящий и каток, и все паровозы данного музея, во-вторых, повысилась выручка музейного ресторана.

Мне страшно даже себе представить, что коммерческий гений руководства этого музея придумает завтра. Сафари на родителей с пейнтбольными ружьями, не иначе.

И ведь все равно туда пойдем, куда ж мы денемся, когда родное дитятко с самого утра верещит на верхних нотах «Хочу в музей».

Интеллигентные старушки на остановке поглядывают с уважением — надо же, какой ребенок культурный, так в музей просится, аж уши закладывает. Знали бы они, зачем оно туда просится…

Источник