Потерявши плачем…

Такая сегодня дискуссия бурная развернулась: есть ли альтернатива Египту. Где отдохнуть от осенне-зимне-весенних промозглых будней простому человеку?

И вот коллективный разум мечется, а выхода не находит. Чтобы сразу все так: кораллы и дешево, теплое море и вкусно, небольшие деньги и большое уважение. Нету!

Надо же. А совсем недавно читала я на всяких популярных сайтах отзывы об отдыхе в этой стране пирамид.

Люди, которые описывали свои египетские каникулы, чуть ли не прощения просили у почтенной публики, объясняя, как они в таком нищебродском месте оказались. А теперь: люблю, целую, плачу.

Люди такие люди. Всегда одинаковы.

Есть у меня знакомая, у знакомой этой есть двое сынов, и муж… был. Муж в другой стране проживает, в европейской, а она с двумя подростками в нашей.

Каждое лето на три месяца муж к себе пупсов забирает, потом обратно отправляет, денежку на них дает, по телефону еще часто наставляет. Короче, неплохо все так, цивилизованно.

А тут муж этот в Москву по делам собрался и подруге отписал, что давай я у тебя дома остановлюсь — и к детям ближе, и мне какая-никакая экономия.

Она — девка невредная, согласилась. Приехал бывший, подарки привез, все дела.

Приходит на работу девушка наша такая томно- задумчивая. «Ой, — говорит, — девчонки, — чей-то мне мой бывший так нравится.

Такой стал европейский. Посуду сам в посудомойку тащит, носки в укромных местах прячет и сам стирает, все внимание — детям, женщинам — цветы.»

И вот закручинилась бедная отставная жена:» И чего, говорит, мне в нем так сильно не нравилось? Хороший мужик, те, что после него, хуже были. Может, вернуть?»

Тут все ей сразу стали советовать, как использовать то время, пока он в ее квартире находится в полном ее распоряжении.

Целую систему стратегически-тактическую придумали, карту действий составили, на план квартиры наложили. Снарядили коллегу как Штирлица во вражеский тыл и сели ждать.

Долго ждать не пришлось. Буквально на следующий день наш Штирлиц объявил о полном провале всей спецоперации.

Не успела она приступить к пункту первому генерального плана по возврату утерянного в череде будней мужа, как он, муж этот, быстро и доступно объяснил, что в заморских странах есть у него девушка-друг. Это так они, буржуины проклятые, своих полюбовниц называют.

Ладно, поохали-поахали, чего там, в одну реку два раза не войдешь. Стали жить дальше.

Тут вдруг совсем на днях другая подруга говорит: «Слушай, — я тут бывшего своего встретила, орел прям. А раньше больше был похож на цыпленка инкубаторского.

Вот теперь хожу и думаю: может, мне его в ресторанчик пригласить, типа вечер воспоминаний устроить?»

Что за поветрие такое? Бывших вспоминают рыдают, Египет оплакивают, о Советском Союзе скучают, особенно те, кто его вообще ни разу живьем не видал.

Хотя, наверное, все это вообще очень типично для породы человеческой.

Вот по кладбищу идешь — все вокруг лежат родные, любимые, незабвенные. А при жизни? Обязательно помереть надо, чтобы все осознали и признали?

Может, начать ценить авансом, даже, когда вроде и не за что?

Хвалить, лелеять, указывать человеку на его лучшие черты, любоваться внешностью разнообразной и богатым внутренним миром, прислушиваться к жалобам, принимать близко к сердцу его занудные сетования на свежий прыщ на носу?

А то вот анекдот есть опять про кладбище, раз уж у нас такой веселый разговор. Кладбище, памятники, надписи на них ласковые. А на одном черном камне строчка выбита: «Милая, теперь ты веришь, что я болел?»

Да, а можно, конечно, и в другую сторону развернуться. Тоже вариант. И кроме Египта на земле мест немало, и бывшие мужья — давно выученный и надоевший жизненный материал.