«Поровну — значит никому…»?

— … Вот все говорят — квартиру, мол, между дочками поровну дели, чтоб никому не обидно было! — вздыхает знакомая пенсионерка, Алла Ивановна. — А я думаю: поровну — это значит ни той, ни другой!.. Да и как поровну, когда обстоятельства у них разные? У одной все есть, а другой, кроме этой квартиры, и жить-то негде!..

… Старшая дочь Аллы Ивановны много лет назад с младенцем на руках пришла к родителям, разведясь с мужем-тираном, да так всю жизнь и прожила с мамой и папой.

Да, такая жизнь — с родителями — не сахар, сами понимаете. «Куда пошла, когда вернешься, кто это звонил, не ходи туда, нечего тебе там делать, садись ешь суп, зачем это купила, почему так долго»…

Младшая сестра, которая вышла замуж, уехала и общается с родителями в основном по телефону и то не каждый день, и представить себе не может, каково вот так — всю жизнь оправдываться, подстраиваться, выслушивать нотации, выкручиваться, взвешивать каждое свое слово и то и дело идти на компромисс.

Ни гостей позвать, ни мужчину, извините, привести, ни самой загулять. Да банально после вечеринки на работе раз в году выпивши придешь — уже трагедия и куриный переполох. У родителей свои представления о жизни, морали, моде, правильном питании, чистоте жилища и образе жизни, и надо им соответствовать.

А потом еще у родителей начинаются проблемы со здоровьем.

Боли, приступы, капризы, скорые по ночам, дурной характер, который с годами только портится — и это еще хорошо, если старики при этом в своем уме и обслуживают себя хотя бы по минимуму.

И все эти проблемы, конечно, ложатся на плечи проживающей совместно с родителями старшей сестры. Хотя младшая рядом — звонит, интересуется, ищет врачей, помогает деньгами, навещает родителей в больнице, носит передачи — но это все не то.

Младшей куда легче — у нее чистая уютная квартирка, где не пахнет лекарствами, отличный понимающий муж, и главное — свобода. Даже проведя полдня у родителей, она возвращается потом в свою жизнь.

Наверно, при таком раскладе — несправедливо младшей еще и претендовать на родительскую квартиру? Пусть квартира за все труды, хлопоты и долготерпение достанется старшей дочери, не так ли? Тем более у младшей-то жилье есть. А старшей, если что, и идти некуда со своим ребенком, пусть и взрослым уже, но все же. И не заработать ей на квартиру самой никогда…

…Впрочем, если честно, не стоит так уж драматизировать, выгоду от совместного проживания с родителями старшая сестра имела. С того самого момента, как пришла из своего неудачного раннего брака с ребенком в родительскую квартиру, у нее всегда за спиной был крепкий тыл.

Старшая дочь никогда не боялась потерять работу, например. И ребенка ей родители практически вырастили. И кашу по утрам варили, и попу мыли, и из сада забирали, потому что мать работала. Ребенок старшей сестры не знал, что это такое, когда НИКТО из семьи не пришел на утренник.

И в школу бабушка бегала, и на кружки водила, и уроки с внуком учила, и поделки делала, и блины на масленицу всему классу пекла. Поэтому старший внук теперь для стариков — свет в окошке, еще бы, вырос на руках. В отличие от внуков от младшей дочери, которые росли… где-то там.

Младшая со своими погодками справлялась сама. Ей грех жаловаться, у нее муж, в крайнем случае, еще свекровь на подхвате.

Младшая сестра с мужем много лет платили ипотеку, поэтому ее дети росли по садикам и продленкам. Никаких кружков, кроме школьных, никаких утренников и блинов на масленицу.

Мать всю жизнь как заведенная — бегом в сад, бегом в магазин, бегом в химчистку. Вечно опаздывая, вечно комплексуя, вечно оправдываясь то перед начальством (не дай Бог работу потерять! это смерти подобно! ипотека же!!), то перед ребенком, который так просил маму прийти на соревнования, ведь ко всем мамы пришли…

По ночам варила обед на завтра, с пяти-шести лет оставляла больных детей дома одних, попросив соседку изредка присматривать по возможности. Бабушка помочь не могла, ей далеко ехать, да и четырнадцатилетнего Алешеньку встретить из школы будет некому.

Младшая дочь никогда ни на что не претендовала, никогда никого ни о чем не просила, все проблемы решала сама. Хотя порой приходилось ой как непросто.

А теперь, когда родители слегли, младшая честно делит заботы с сестрой. Покупает лекарства, привозит продукты, везет родителей на своей машине на консультации и в больницы, ищет приличных специалистов и прочее.

Старшая одна не справится. У нее ни связей, ни автомобиля, ни денег, ни пробивной хватки, а только сын-оболтус, которого в двадцать три года везде надо за руку водить, как бабушка всю жизнь делала.

Так вот, вопрос: как в этом случае делить наследство, которого всего — ничего: одна квартира?

Понятно, что юридически правильно делить пополам, а вот ПО-ЧЕЛОВЕЧЕСКИ — как, а?

Оставить квартиру старшей — пусть живет? Или выставить ее в однушку с двадцатитрехлетним сыном?

Продать старшей сестре свою долю квартиры невозможно, денег у бедняжки нет совсем да и никогда не было…

Или — все-таки самое лучшее решение — продать квартиру и поделить пополам?

Вообще, что такое дележ «по справедливости» — это дележ по принципу «кому нужнее» или «кто больше заслужил»? Ведь жизнь течет, все меняется, и сегодня «нужнее» одному, завтра — другому…