Подарок

Оля с Игорем по самую шею были завязаны ипотекой: выплачивали за трехкомнатную квартиру. Можно было бы и меньшую взять, но двое детей растут. На хорошую машину денег пока что не было.

У Игоря была старая иномарка, на ней он и возил всю семью. Машинка пыхтела, часто ломалась, но все же выручала. Они по магазинам на ней, и на работу, и детей в школу, и в лес по грибы.

Анна Николаевна – мать Игоря – жалела сына: — Мучаешься ты с этой машиной, новую бы надо.

— А что делать? Лишних денег нет, а машина нужна, — отвечал сын.

Но случилось несчастье, через которое, как бы это кощунственно не звучало, появились деньги. У Анны Николаевны умерла мама, т.е. родная бабушка Игоря. Было ей уже восемьдесят пять, жила она в поселке недалеко от города. Была еще крепкой старушкой, с хозяйством сама справлялась, но неожиданно приболела и не стало ее.

Анна Николаевна продала добротный дом местным фермерам и выручила за усадьбу миллион с небольшим, — для их региона деньги хорошие. Оставила она себе немного, а основную часть торжественно вручила сыну, сказав, что деньги дает исключительно на хорошую машину.

Игорь с Ольгой опешили от такого подарка. У Ольги мелькнула мысль, что лучше бы они сами заработали на автомобиль. Но Анна Николаевна радушно улыбалась, даже не допуская мысли, что дети откажутся от подарка.

На авторынок ездили вместе, купили хорошую, еще довольно новую машину, почти джип. И с этого дня Анна Николаевна при каждом удобном (и неудобном) случае цеплялась ехать с Игорем и с Ольгой.

— Вы на базу продуктовую когда поедете? Меня возьмите.

Конечно, ее брали. Также как и в другие магазины, аптеки, торговые центры. А потом Игорь возил ее к родственникам, знакомым и друзьям.

Летом с палаткой на озеро ехать, — Анна Николаевна с ними, по грибы, — тоже ее берут. И попробуй не взять. Съездили как-то в выходной на базу, а Анну Николаевну не известили, зная, что недавно возили и она всего там набрала. Случился почти скандал:

— Как же так, я вам такой подарок сделала, а вы меня подвезти не хотите, вот и дари вам после этого машины.

Ольга уже не раз вспомнила старую иномарку, которую они продали почти за копейки. Хоть старенькая, зато своя была. А сейчас как будто свекровь в долг машину дала. Ольга об этом думала, но молчала, не хотела мужа расстраивать. И ведь до новой машины все нормально жили, — не было упреков от свекрови.

Анна Николаевна подрядилась в местный хор ходить, по вечерам просила с репетиций забирать и домой отвозить. Работа, дети, школа, кружки разные, а тут еще репетиции в доме культуры. К тому же Анна Николаевна стала подружек с собой прихватывать, и Игорю приходилось их тоже развозить.

Игорь ворчал, но матери не перечил. Ольга уже скрежетала зубами. Неизвестно, сколько бы это продолжалось, но, оказалось, что с продажей дома Анна Николаевна поторопилась: объявился еще один наследник – родной брат Анны Николаевны.

Много лет он не наведывался к матери, жил в другом городе и очень много помогал по указке своей жены своей теще, а про родную мать забыл. У Анны Николаевны давно был уговор с братом, что Анна о матери заботится, а брат ни на что не претендует.

Только вот на бумаге это не было оформлено, к тому же старушка до последнего была в бодром расположении духа.

И вот как только брат узнал, что сестра продала дом, сразу потребовал свою долю и пригрозил судом. Игорь с Ольгой сходили к юристу, где им сказали, что если по-человечески, то дом должен остаться за Анной Николаевной, но если по закону, то пополам.

В общем, Игорь с Ольгой продали свою дорогую машину и отдали все деньги Анне Николаевне.

— А зачем мне все, — удивилась она, — я ему долю отдам, а остальное ваше, купите себе другую машину, только подешевле.

— Спасибо, мама, — сказала Ольга, — вы уж с деньгами сами разберитесь, а мы возьмем пока себе по средствам транспорт.

Снова взяли недорогую иномарку, — да, далеко не новую, зато свою.

Теперь Анна Николаевна не звонит сыну и не просит свозить ее куда-нибудь. Дети сами звонят и спрашивают, чем помочь и куда свозить. Анна Николаевна скромно вздыхает и говорит: — Ну, если только на базу за продуктами.

В общем, все встало на свои места: Анна Николаевна перестала злоупотреблять временем своего сына и его семьи. И никакого недовольства и ворчания с ее стороны.