Как старый плюшевый зайчик с легкостью покорял сердца людей…

Водитель такси был словоохотлив.

— Домой везти? Не удивляйся — я тебя уже подвозил раз — помню. Ты, ведь, игрушками торгуешь? Хорошее дело! Сейчас много игрушек всяких. И красивые, и ходят и разговаривают. А, вот я тебе про одну игрушку расскажу.

Алешке — моему двоюродному брату — пять лет тогда исполнилось. И он со двора привел мальчишек к себе на день рождения. Времена простые были. Кто-то из них сразу пошел в гости, а один забежал домой за подарком.

Просто из своих игрушек что-то выбрать. Принес плюшевого зайца. Брат, как его увидел — зайца этого — обнял, прижал к себе, и весь вечер не расставался с ним. Другие подарки посмотрел, и все, а зайца не выпускал из рук. И потом этот заяц был его любимой игрушкой. Мать ему как-то сказала:

— У тебя и машинки, и солдатики, что ты в этого зайца вцепился?

Брат согласился с ней. Собрал машинки и другие игрушки в охапку, вынес на улицу и раздал ребятам. Одного этого зайца оставил. Подросли когда, он уже, конечно, не играл с ним. Другие интересы появились. А зайцем завладела его младшая сестра – Иринка. Мы росли, а заяц старел.

Однажды тетка разбиралась в кладовой. Отнесла на помойку мешок хлама. А Иринка, возвращаясь домой из техникума, шла мимо помойки и увидела, что из мешка на нее этот заяц смотрит. Принесла его домой, отстирала, высушила, и забрала к себе в комнату.

Матери скандал закатила: «Разве можно было так с ним поступить!» Прошло еще несколько лет. Приезжаю к ним в гости я со своей двухлетней дочкой. Ну, уже понятно, да?

Сейчас Ксюхе пять, и она с ним не расстается. Вот, скажем, куклу ей подарят, день-два поиграет, а потом в куклиной кофточке уже заяц красуется. Я думал — распороть его по швам, снять выкройки и нового такого сшить. Не стал. Это, ведь, уже не он будет. Правда, мы его постепенно обшиваем новым плюшем.

Ксении объяснили, что у него будет вырастать новая шерстка. Туловище уже обшили. А то, — мало, что плюш вытерся, уже и ткань протираться стала. Ведь, брату его двадцать лет назад подарили, и он уже не новый был.

И, знаешь, что интересно, — вот приходит она с ним в садик, или на улицу выходит к ребятам, — все они бросают свои игрушки, и тянутся этого зайца подержать, или хотя бы потрогать. Неодушевленный предмет, — значит, души у него нет. Но, что-то есть, ведь, в нем, как ты думаешь?

Я записал номер телефона этого таксиста, и, через несколько дней, созвонившись, приехал посмотреть этого зайца. Ксюша неохотно протянула мне его и ревниво наблюдала, как я его разглядывал. Обычная неказистая игрушка советских времен. На ножки его были натянуты кукольные носочки, а на ушках повязан аккуратный розовый бантик.

Источник

Не забудьте лайкнуть публикацию в Яндекс.Дзен и Facebook. Зачем?