Ему поручили заботиться о вальяжном коте, но история приобрела неожиданный поворот…

Проблема в том, что большинство сверстников из моей среды обитания давно и навсегда уехали из страны, и матушка моя систематически сдает меня осиротевшим родителям в барщину.

Понятно, что такой умноженный сыновний долг не вызывает у меня энтузиазма, но уклониться от него мне удается не всегда, или не сразу.

И в тот раз все началось с обычного: «ну, что тебе стоит…». Я скрежетнул зубами и заранее смирился с неизбежным.

— Светлана Михайловна едет в Израиль! — очень значимым тоном продолжала родительница.

— Так им и надо! — поддержал я беседу.

— Но Маркиза же туда не возьмешь, — полувопросительно-полуутвердительно, не обращая внимания на мои ответные реплики. — Так вот, позвони ей: ты будешь заезжать к ней и кормить Маркиза.

По приезде к Светлане Михайловне, я обнаружил, что Маркиз — это огромная волосатая персидская скотина (слово кот тут не подходит-таких толстых котов не бывает) со взглядом падишаха и вальяжностью главного евнуха султанского сераля.

Когда мне описывали диету аристократа, я поначалу подумал, что на до мной просто глумятся.

— Надо взять вот этой рыбки и отварить ее ровно 12 с половиной минут (12, с половиной! это очень важно). Маркизушка больше ничего не ест. Правда, Маркизик? (сюсюкает) Запишите.

— Я запомню.

— Нет, вы обязательно запишите.

— Простите, Светлана Михаловна, у меня вопрос. — Так, чисто гипотетически, а что произойдет если я отварю ему рыбу 13 минут или, мне страшно это даже произносить -13 с половиной?

— Вы что с ума сошли? Маркиз это есть не будет!

В первый день после отьезда я заскочил к Маркизу, отломил в морозильнике часть фюзеляжа какой то рыбины и неприцельно запустил этим в сторону кота. Авось сам себе сварит.

Маркиз подошел, потрогал лапой, понюхал, посмотрел на меня, как на буйнопомешанного, демонстративно вытер лапу об пол и с достоинством удалился в коридор. И мстительно нагадил мне в штиблеты. В оба.

— Ах ты ж сссс…аристократичессская, — шипел я в поисках пылесоса и швабры.

Кот бесстрашно и насмешливо отслеживал мои метания с высоты книжного шкафа. Часа полтора гонял я эту зарвавшуюся знать с азартом и сноровкой озверевшего в своей классовой ненависти санклюлота и орал Марсельезу.

Затем отбыл за новыми калошами. Мне , честно, стыдно продолжать историю, но и «из песни слов не выкинешь».

Эх! В общем: закрутило-замотало меня (был я тогда — молодой-красивый, холостой-неженатый), и… Что тут объяснять? Через неделю позвонила матушка: справиться о коте. Мол, завтра хозяйка возвращается.

— Ат, черт! пробило меня в пот. Караул, что делать, соображал я, лихорадочно пытаясь натянуть джинсы при надетых туфлях. Помер ведь, небось, почил в бозе, сердяга.

Приехав, я с облегчением обнаружил сильно постройневшего, но вполне жизнеспособного кота. Как выяснилось, сообразительности ему было не занимать: шевалье вскрыл хлебницу и выжрал из нее все плесневелые корки.

Мороженую рыбу, растерявший все манеры кавалер глотал как удав, не прожевывая. Выл при этом и требовал еще. На следующий день, матушка сообщила, что Светлане Михаловне срочно нужно со мной поговорить.

«Кот застучал! «-привычно ворохнулась в мозгу шизофрения. Но в телефоне засюсюкали-закудахтали:

— Я вам так благодарна! Просто выручили. Что бы я без вас. Только у меня один вопрос — Вы знаете, до поездки Маркизик ел только одну рыбку одного сорта. Мволновались, пытались ему витаминчики заворачивать в рыбку, а он не ел.

А теперь: ОН ЕСТ ВСЕ. То есть: хлеб, молоко, мясо, крупы. Даже, вот, вчера яблоко стащил со стола и сгрыз в углу. Мы вам так благодарны, но как вы этого добились?

— Лаской, Светлана Михайловна, исключительно лаской.

P.S. Стоит мне приехать к Светлане Михайловне с каким нибудь очередным родительским поручением, как кот мгновенно исчезает. Дематериализуется.

Найти его не могут три человека, как ни стараются. Но, часа через три после моего исчезновения, он выползает из-засады и начинает лихорадочно жрать все подряд.

Источник