Передай Лёнечке, что я всегда его любила…

— Это расплата за мои грехи. — вздохнула Тамара Львовна. — Я всю жизнь трудилась, чтоб у него было самое лучшее, жила ради него, а оказалась плохой матерью. — убивалась она, грустно глядя на свою подругу.

Надежда Дмитриевна поставила на стол кружку с ароматным чаем и села рядом. Она была знакома с Тамарой со школьной скамьи, уже больше шестидесяти лет, поэтому знала о жизни подруги буквально всё.

— Тамара, ты попей, кипяточку… Знаешь, я не ожидала от твоего сына такой подлости. Всякое конечно случается, но чтоб так поступить с родной матерью — совести у него нет. Ты уж прости. — покачала головой подруга.

— Я допустила ошибку и никогда смогу её исправить… Спасибо, что приютила меня, а то не знаю куда бы я пошла. Разве что на вокзал. — заплакала Тамара Львовна.

Она не представляла, как жить дальше. Привычная череда серых будней, пожилой женщины, сменилась отчаянием и болью. Казалось, теперь, жизнь разрушена окончательно, а всё по милости сына.

***

В юности Тамара была очень привлекательна. Сложно было не заметить стройную брюнетку с выразительным взглядом. Мальчишки, так и липли к ней, но девушка их не замечала и грезила о карьере.

Ей казалось, что быть женой, варить щи и стирать пелёнки слишком скучно. Девушка мечтала стать биологом, поэтому, все свободное время проводила в компании книг и конспектов.

Старания окупились с лихвой — ей удалось не только закончить школу на отлично, но и легко поступить на выбранную специальность. Там, на факультете, она поняла, что нашла своё призвание!

На втором курсе Тамара познакомилась с замечательным молодым человеком, который тоже мечтал стать светилом науки. Она влюбилась как девчонка и ничего не могла с собой поделать.

Даже решила изменить своим принципам и после окончания института, связать себя узами брака. Если бы девушка знала, что этому не суждено сбыться, потому что началась война.

Её возлюбленного призвали на фронт и больше его никто не видел — ни она, ни его родственники. А Тамара, бросив учёбу пошла работать на завод, где делали снаряды.

Пять лет прошли словно в тумане, она уже не мечтала стать учёным — после гибели отца, ей пришлось содержать свою больную мать и младшую сестру. Единственное чего хотела Тамара — чтобы война поскорее закончилась.

После 1946 года она познакомилась с мужчиной, который был старше её на пять лет. Возраст ничуть не смутил девушку, потому как ей хотелось выйти замуж и хоть немного улучшить материальное положение своей семьи.

Муж хотел детей, да и делать аборты в то время были запрещено, поэтому через год после свадьбы Тамара родила сына Лёнечку, и тут же ринулась на работу. Она абсолютно ничего не могла дать ребенку — в её сердце не было материнской любви.

Чтобы хоть как-то компенсировать отсутствие тепла и нежности — Тамара много работала, пытаясь показать ребёнку свою небезразличность с помощью денег.

Работая сутками, она даже не замечала как рос Лёня. Он всё время проводил с бабушкой Диной, матерью Тамары. А когда мама всё же появлялась дома, то от усталости валилась с ног, не имея сил и желания пообщаться с ребёнком.

— Хоть поиграй с ним, он к тебе тянется, постоянно ждёт. — ворчала бабушка Дина.

— Мам, я так устала! К тому же время позднее, муж его сейчас спать уложит. Завтра поиграем. — зевала Тамара.

Дина качала головой и шла в комнату к внуку, чтоб прочитать ему сказку на ночь и сказать, что «мама не придёт». Ей было безумно тяжело видеть страдания внука и понимать, как же несчастна дочка.

***

Годы пролетели незаметно, и вот, уже подросший Лёня, на висках которого появилась лёгкая седина, расхаживал перед ней по комнате.

— Это моя квартира и я решил её продать. Собирай вещи! — заявил Леонид.

— Ты не можешь так со мной поступить! Я же твоя мама…- шептала Тамара.

— Мама? Где же ты была пока я рос, мама? То в командировки ездила проводником, то переучивалась на другую специальность. Меня вырастила бабушка, а ты была слишком занята. — сверкнул глазами сын. — Эту квартиру она завещала мне, так что я имею полное право её продать.

Леонид ушел, хлопнув дверью и оставил свою маму в одиночестве. Только сейчас Тамара вспомнила, что она действительно была плохой матерью, она вспомнила сколько раз обещала сходить сыну в зоопарк, сколько раз уверяла, что сегодня прочтёт сказку на ночь… Дрожащими руками она набрала номер своей подруги и попросила приехать, а положив трубку потеряла сознание.

***

После того злосчастного разговора её положили в больницу, а сын больше не объявлялся. На выписку приехала подруга и забрала Тамару к себе.

— Может обратиться в суд и оспорить завещание? Это не по-человечески, так поступать, ведь ты жила в этой квартире, когда он ещё пешком под стол ходил! — заявила Надежда Дмитриевна

Тамара Львовна промокнула слёзы платочком и улыбнулась.

— Спасибо тебе, дорогая, но не нужно. Это и вправду его квартира, пусть всё останется как есть. Тем более Лёня прав — я прожила не свою жизнь, была плохой женой, ужасной мамой. Теперь уже ничего нельзя исправить.

— Что ты такое говоришь!

— Мне не нужна война с родным сыном. Надеюсь Боженька меня приберет как можно раньше, всё таки уже за семьдесят, пора. Мужа то давно нет, второй десяток пошёл. — устало сказала она.

Надежда поперхнулась чаем и округлила глаза. Каждая морщинка на её волевом лице, говорила о полном не согласии с происходящим.

— Не выдумывай мне тут! Всё наладится! Ты делала, что могла. Какие бы речи он вел, если б голодал в детстве? — сердилась она.

***

Весна выдалась на редкость тёплой и сегодня, в день рождения Тамары, за окном ярко светило солнышко и чирикали довольные воробьи. Только у именинницы не было настроения что-то отмечать, с каждым днём она становилась всё печальнее, спина сгорбилась, глаза смотрели в пол.

Надежда очень переживала за свою подругу, и знала, что грустит она из-за сына, который уже полгода не объявлялся. Она не знали продал ли Леонид квартиру, не знала где он и будет ли когда-нибудь общаться со своей мамой.

Её мысли прервала вошедшая на кухню Тамара Львовна.

-Садись, дорогая, будем пить чай с тортом! — пропела Надя, раскладывая по тарелкам аппетитный бисквит.

— Мне не хочется. Не звонил ли… сын?

Надежда резко обернулась и увидела бленое лицо своей подруги.

— Тебе плохо? Давай, садись скорее.

— Сердце давит немного. Ничего страшного. — прошелестела Тамара, тяжело дыша.

На столе появился тонометр и изменив давление, Надя кинулась к телефону, чтоб вызвать скорую.

— Передай Лёнечке, что я всегда его любила… — промолвила женщина.

Вечером, Тамары Львовны не стало, а на следующий день квартире Надежды раздался телефонный звонок. Она сняла трубку и сдерживая слезы ответила:

— Алло.

— Здравствуйте, тётя Надя. Позовите маму к телефону. — тихо сказал Леонид.

— Её нет.

— Понимаю, что поступил с ней отвратительно и она не хочет меня слышать, но, я хотел бы извиниться. Позовите её, пожалуйста!

— Она умерла, вчера. И просила передать, что всегда любила тебя.

В трубке воцарилась тишина и через несколько минут Надежда услышала как заплакал Тамарин сын, как он отказывался верить в то, что мамы больше нет, и как горько сожалел о своём поступке…

— Я сердился на нее за своё детство, за то, что её часто не было рядом. А ведь она так мне дорога, и всю жизнь я мечтал быть к ней как можно ближе, но она сторонилась меня … Я не знал как позвонить, как попросить её вернуться домой — было страшно и стыдно. Квартира так и стоит нетронутой… — плакал Леонид.

Надежда опустила трубку на рычаг. Подругу уже не вернуть — слишком поздно. А сын, будет нести этот тяжкий груз до конца своих дней…

ЧТОБЫ ВИДЕТЬ ВСЕ ИСТОРИИ мало поставить «Нравится» странице. Facebook следит, ставите ли вы лайки, делаете репосты и оставляете ли комментарии к анонсам публикаций в ленте...

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x