Женщина с советской закалкой случайно зашла в Париже в отдел с товарами «для взрослых»

Есть у меня школьная подруга. Давным-давно уехала во Францию, там вышла замуж, и когда родила вторую дочку – к ней решилась-таки поехать ее мама. Увидеть внучек, так сказать – ну и заодно Париж посмотреть.

А надо сказать, что мама всегда была человеком советской закалки. Заслуженная учительница французского языка, Герой социалистического труда, пенсионерка самых строгих правил.

Даже в родной деревне мало где в жизни бывавшая, за ее пределы никогда не выезжавшая, и долгое время почти не разговаривавшая с дочерью из-за ее отъезда «на край света».

В Париже ее радушно встретили, привезли домой, надарили подарков, загрузили общением с внучками – а вечером вывезли в магазины.

В первом же супермаркете мама долго блуждала по всем отделам, пугаясь видео-рекламы и с осуждением глядя на полураздетых, по причине июльской жары, француженок.

И в какой-то момент, пока дочка с мужем и внучками остановились выпить кофе и съесть по круассану, ее занесло за ближайшие двери – которые, в отличие от прочих, не были полностью прозрачными. Потому как за ними оказался отдел порнографической продукции.

Абсолютно открыто (поскольку менеджер на дверях не пропускал только несовершеннолетних), на полках стояли журналы, книги, диски и постеры с соответствующими тематике обложками.

И заслуженного Героя Соцтруда, пожилую учительницу французского языка с советскими взглядами на мораль буквально парализовало.

Она раз за разом у ужасом обводила взглядом полки и тихо сходила с ума. Но окончательно ее добил молодой продавец.

С истинно французской вежливостью, и, разумеется, галантностью к дамам любого возраста, вкрадчиво осведомившийся:

— Простите, мадам! Очевидно, вы ищете что-то ОСОБЕННОЕ? Рад буду помочь – если вы подскажете, что именно…

Она выскочила оттуда пулей, пронеслась мимо родни, которая, увидев такое, сорвалась за ней. Эта процессия привлекла внимание полиции, но в итоге все закончилось хорошо, все успокоились и мирно добрались до дома.

Вернувшись в свою деревню, моя школьная подруга, с юмором рассказывала эту историю и заверила всех, что такой Париж ей нафиг не нужен.