Папа, не трогай маму! Верни нам нашего папу, хорошего

У Виталия был очень вспыльчивый характер. С детства он задирал окрестных пацанов, и не боялся даже тех, кто был на голову выше его. Конечно, за это его уважали во дворе. Но взрослые, недовольные поведением мальчишки, все время выговаривали его матери о ненадлежащем его воспитании.

А когда ей было его воспитывать? Женщина нещадно пила. Их с отчимом Виталька трезвыми практически не видел. Он быстро научился варить сам из того, что было дома. А когда ничего не было, то крал. Удовольствия ему это не доставляло, но есть хотелось.

Мать пьяная была добрая и мягкотелая, как кисель. А вот отчим частенько махал кулаком перед лицом пасынка. Домахался. Однажды отмутузил Витальку так, что парень попал в больницу. Отчима посадили, мать лишили родительских прав, а Витальку отправили в детдом.

В детдоме он выжил. Видимо помог характер, который стал еще жестче. Выучился и стал человеком. Доработался до мастера цеха, женился. Всё стало как у людей.

Но характер у Витальки никуда не делся. В первые годы супружеской жизни он еще как-то сдерживал себя, но когда внимание жены переключилось на родившегося сына, стал постоянно возмущаться.

То обед недосолен, то смотрит жена не так, то молчит и с ним не разговаривает. За этими всеми своими ежедневными придирками Виталий не замечал, что сын растет нервным и запуганным. Мальчик редко когда улыбался и постоянно закрывал уши, когда отец орал на мать.

Однажды Виталий пришел домой нетрезвым. То ли на работе его кто накрутили, то ли из-за чего-то другого, но он начал докапываться до жены. У супруги на тот момент болела голова. Она из последних сил сказала об этом мужу. Виталька словно озверел — он ударил жену по лицу и замахнулся снова.

Вдруг ему под ноги бросился сын. Он маленькими кулачками застучал по животу отца и отчаянно закричал: “Папа, не трогай маму! Верни нам нашего папу, хорошего”. У Виталия словно пелена слетела с глаз.

Он увидел на месте сына маленького себя. Тогда, когда над ним издевался отчим. Вспомнил свою боль, страх, безысходность. От нахлынувших чувств его глаза застили слезы и он, пошатнувшись, сел на пол.

Сын прижался к бесшумно плачущей матери. На Виталика накатило чувство жгучего стыда и осознания, что жизнь близких он делает похожей на свою в детстве. Он подполз к жене и сыну и обнял их. А потом заплакал. Навзрыд.

И казалось, что вместе со слезами из него выходит тот жестокий Он, который не давал покоя семье.

На следующий день мужчина пошел к психологу. Та отправила его в неврологию, где выписали успокоительные. Но прежде всего он был должен помочь себе сам. Вспышки агрессии контролировать, прежде чем что-то сказать, подумать.

Но самым большим фактором для изменения себя были его близкие. Те, которых из-за своего дурацкого характера он чуть не угробил.