«Отныне двери моего дома всегда закрыты для Вас!»

Для дальних родственников, приезжающих погостить без предупреждения, заготовлен отдельный котёл в аду. Я в этом уверена.

Приехала к нам с мужем папина двоюродная сестра, дочку свою привезла: город посмотреть да в институт документы подать.

— А почему ко мне, а не к папе? — сразу спросила я.

— Неудобно. — пожала плечами тётя Маша. — Да и вам не скучно будет — вы ведь ровесницы.

Да, ровесницы: мне — почти 30, сестре троюродной — 18. Почти ровесницы, права тётушка.

— Ты не переживай, я ей денег дала, она как квартиру найдёт, сразу съедет. — успокоила меня родственница.

Свежо предание, но верится с трудом. Обе были сразу предупреждены, что через неделю у нас с мужем отпуск и мы поедем к его родителям в село. И у нас дома, в наше отсутствие, мы никого не оставим.

— Неделя — уйма времени, она у меня девочка умная. обязательно квартиру найдёт. — заверила меня папина сестра.

Я против подобных визитов и искренне считаю. что о таком надо предупреждать хотя бы за несколько месяцев. А вламываться, даже не позвонив — проявление неуважения к хозяевам. Поэтому удивляться тому, что вокруг таких гостей никто не бегает с опахалом и не закидывает виноградинки в рот — очень самонадеянно.

Тётя отбыла восвояси, я объяснила девице — Варе, правила проживания в моём доме. По всем пунктам она со мной согласилась, заметив:

— Это вполне справедливо, я не буду Вас утруждать, и так как снег на голову свалилась. Если бы я знала, что Вы нас не ждетё, я бы никуда не поехала. Простите. — проворковало милейшее создание.

Порадовавшись, что совесть у девицы вроде в наличии, я выдала ей комплект постельного белья, сообщила пароль от вай-фая и посоветовала местные группы, где можно найти жильё без посредников.

Неделя пролетела быстро. Варя съехала от нас накануне нашего отъезда к родителям мужа, и мы со спокойной совестью уехали.

Вернулись мы через три дня после отъезда — соседка снизу позвонила и сообщила, что мы её топим. Что было довольно странно — воду и газ я лично перекрыла перед долгим отсутствием.

Дома творился ужас — как оказалось, ушлая сестрица и не планировала искать себе квартиру, она сделала для себя дубликат ключей и ушла ночевать к новому знакомому, намереваясь вернуться после нашего отъезда. Вернулась она не одна, а со знакомыми этого знакомого. И они разнесли нам квартиру в пух и прах.

Все, наверно, видели в сети фотографии после так называемых «вписок». Так вот — на этих кадрах — идеальнейший порядок, по сравнению с тем, что творилось у нас дома: выдранный с корнем унитаз, разнесённая душевая кабина, разбитый телевизор. Вишенкой на торте была вонючая куча отходов жизнедеятельности прямо на детской кровати.

Я порывалась попереубивать всх, кто дрых по углам, но муж меня остановил — он просто вызвал полицию и деток забрали. Ущерба мы насчитали почти на 200 тысяч.

Я сразу позвонила тёте Маше и сообщила, что её дочери грозит срок — проникновение в чужое жилище, хулиганство и порча имущества. Предложила такой вариант развития событий: она возмещает нам убытки, мы забираем заявление.

Тётя маша примчалась вечером, в компании моего папы. С порога она бросилась на меня с просьбами пожалеть её дитяточку и не портить жизнь девочке. На мои вопросы о возмещении, она заявила:

— Как ты можешь? Она ведь твоя сестра! Ты её простишь, потом тебя простят — всё взаимосвязано!

— Знаете, я не собираюсь гадить на чужую кровать. Прощать меня не за что. А вот Ваша дочь вломилась в мой дом, обманом. Вы посмотрите вокруг — нравится? а если я так приду к Вам в дом в Ваше отсутствие? и разнесу всё к чертям собачьим? А потом скажу — Вы меня простите, а потом Вас простят?

— Я в суд пойду. Но я — другое дело! Не хочешь по хорошему, будет по плохому! — ьёька хлопнула дверью.

Папа извинился за свою сестру и предложил помощь, я отказалась — сами справимся.

Тётя Маша попыталась дело выставить так: что мы с мужем насильно заперли Варю в квартире, пытаясь склонить её к оказанию неких услуг, чтобы наживаться на девочке. А е друзья — просто спасители, которые чудом узнали про беду, что приключилась с Варей и пришли её освободить.

А погром — это следы борьбы надзирателя, которого мы оставили с девочкой, и её верных спасителей. В полиции, когда мы с мужем пришли давать объяснения по этому поводу, сотрудники чуть не валялись под столами от смеха. А к обвинениям в адрес Вари добавились обвинения в клевете в адрес её матери.

Мы по-тихоньку ремонтируемся. Разбирательство ещё идёт. Все Варины собутыльники свалили всю вину на неё.

Всех родственников, и дальних, и ближних, я предупредила: отныне двери моего дома всегда закрыты для Вас!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓