Ольга

— Мама! Приехали! — пятилетний Матвей радостно запрыгал возле окна.

— Слышишь, мама, жених явился. А мы сейчас возьмём и не отдадим тебя ему! — пригрозила семнадцатилетняя Вика, старшая сестра Матвея, и низким голосом добавила, имитируя смех злобной ведьмы: — И будешь ты вечно жить только с нами! Бу-га-га!

Ольга, она же невеста, она же мать двух неугомонных детей, привыкшая в их выходкам, только закатила глаза:

— Чур меня! Вечно с вами! Чур меня!

***

— Рожай! Может, сын будет. Рожай!

— Я боюсь, — призналась мужу Ольга, нервно теребя в руках положительный тест на беременность. — Не девочка уже.

— У тебя паспорт до сих в магазинах спрашивают, не девочка нашлась. У нас Вика есть, она поможет. Мама обрадуется. Я всё для тебя сделаю, только роди! — Игорь упал на колени, обхватил живот Ольги, начал шептать ласковые слова.

***

— Оля, ты с ума сошла? Тебе скоро сорок лет! Какой ребёнок! Мало ли, что твой Игорёша просит! Пусть сам рожает! О Вике подумай, как она без матери расти будет! А если ребёнок больной родится? У тебя пиелонефрит хронический, знаешь, как опасна будет беременность? — тётя Катя не знала, как достучаться до племянницы.

— Игорь сказал, что уйдёт, если я аборт сделаю, — это признание далось Ольге нелегко.

— Интересно. Ему настолько наплевать на твоё здоровье? Пусть уходит!

— Вика… Как я её без отца оставлю? Не переживай, тёть Кать, я у врача была, шансы хорошие. Родится мальчик — Матвеем назовём.

— Дай-то Бог, Оль, дай-то Бог.

***

— Матвей? Дурацкое имя! — Анна Николаевна смерила невестку презрительным взглядом. — Ещё и в честь покойника. Нельзя в честь покойника ребёнка называть!

— Дядя Матвей и тётя Катя меня вырастили, родителей мне заменили. Я всегда хотела сына Матвеем назвать, сколько себя помню, — Ольга с любовью погладила большой живот, как всегда, не обратив внимания на недовольство свекрови: Анна Николаевна невзлюбила невестку с первого взгляда, сразу дав Ольге понять, что в её лице жена сына не найдёт ни союзницу, ни подругу, ни родственницу.

***

До родов оставался месяц. Плановое кесарево сечение, с больницей Ольга договорилась. Радостные хлопоты захлестнули Ольгу с головой: покупка одежды, коляски, кроватки… Беда пришла, откуда не ждали — у Анны Николаевны случился инсульт.

После удачно прошедших родов на Ольгу свалилась двойная нагрузка: кроме Игоря, у Анны Николаевны родственников не было. Так в трёхкомнатной квартире, ипотека за которую была погашена незадолго до неожиданной беременности, стали жить пять человек. Пять человек, двое из которых нуждались в уходе.

Квартиру матери Игорь решил сдать — не простаивать же добру, когда у него на шее столько иждивенцев?

***

— Игорь-то где? — недовольно спросила тётя Катя, выкладывая из сумки продукты. — Всё вам купила, если что, звони. Сама буду вас кормить, раз муж не справляется.

— С арендаторами проблемы, на квартиру уехал. Давно вернуться должен, не знаю, трубку не берёт. Переживаю, как бы не случилось чего, — ответила Ольга. — Он справляется. Просто сейчас временные трудности, сама всё знаешь.

— С работой проблемы, с арендаторами проблемы… Весь в проблемах. Только у тебя проблем нет. Всего лишь ребёнку полтора года, свекровь лежачая и дочь-подросток. Деньги-то совсем не приносит? Тебе платить перестали, на что жить будете?

— Прорвёмся, тёть Кать. Я на работу выйду, в крайнем случае. Сиделку найду, няню. Как-нибудь выкарабкаемся. Надеюсь на Игоря, не могут же его каждый месяц премии лишать.

— Что-то с ним нечисто, Оль. Из дома зачастил, на звонки не отвечает, командировки какие-то появились, хотя никогда такого не было. Бабу завёл, попомни мои слова, и развлекается, пока ты г*вно из-под его матери выгребаешь!

Матвею не было двух лет, когда его бабушки не стало. Анна Николаевна, при жизни изводившая всех вокруг, ушла тихо, во сне.

Следом за Анной Николаевной ушёл Игорь. Нет, не туда же, не на тот свет. Он ушёл в квартиру, которая осталась ему от матери. Там уже давно жила его коллега, с которой у Игоря был страстный роман. Оттуда и постоянные проблемы с квартирантами, не желающими платить за квартиру.

— Ты постоянно ноешь! — сказал Игорь Ольге, собирая вещи. — Я на работе — ты звонишь и ноешь! Я дома — ты ноешь! А она… Ласковая, нежная, любит меня! А ты… Посмотри, в кого ты превратилась! Алименты платить не буду. Квартиру, свою половину, детям оставлю. Только всё оформим как надо, а то жильё оставлю, а ты потом в суд за алиментами пойдёшь. Подумай, это лучший вариант для тебя: если разменяем, в лучшем случае в однокомнатную квартиру жить поедете. Мне плевать, я на размен согласен, у меня-то есть квартира.

***

— Не реви!

— Я не реву, тёть Кать. Я просто не понимаю.

— Козёл твой Игорёша! — припечатала тётя Катя. — Каков, а? Больную мать на жену, ребёнка на жену, а сам… Говоришь, плохо ему дома было? А тебе неплохо? Тебе хорошо было? Ничего. Бог ему судья. Не пропадём!

***

Ольга вышла на работу, тётя Катя переехала к племяннице и внучатым племянникам. Игорь, подписав все нужные бумаги, исчез из их жизни, а сразу после развода в его жизни состоялось торжественное событие — он женился на коллеге, которая всячески «поддерживала меня в трудное время» (с) Игорь.

***

— Матвей! Радость моя, крути колёса, велосипед сам не поедет!

— Почему?

— Потому, что он — велосипед. Колёса крутятся — велосипед едет. Не крутятся — стоит на месте.

— Мама, поехали!

— Матвей, я устала. Давай посидим на лавочке, отдохнём, потом будем дальше учить тебя кататься. Хорошо?

— Хорошо, — тяжёло вздохнул Матвей, которому шесть месяцев назад исполнилось три года.

— Простите, я случайно вас подслушал. Позвольте, представлюсь: Валентин, мастер спорта по обучению детей катанию на велосипеде. Могу дать пару уроков, бесплатно и прямо сейчас.

***

Осада продолжалась больше года. Ольга была уверена, что ей не нужен мужчина рядом. Ей и так хорошо: дома, с сыном, дочкой и тёть Катей. Школа, работа, детский сад, вечерние посиделки на кухне за потрясающим чаем тёти Кати. Но Валентин не сдавался.

Мужчина ухаживал своеобразно: вместо серенад под окном он отправлял Ольге с курьером свежую мясную вырезку, вместо цветов — корзины с фруктами, вместо приглашений в театр — дарил велосипеды, самокаты и гаджеты Матвею и Вике.

И Ольга сама не заметила, как Валентин стал неотъемлемой частью их кухонных посиделок.

***

— Ты не устала мужика мучить? — сурово спросила тётя Катя. — Какой раз он тебе предложение делает? Третий? Бросай дурью маяться и соглашайся!

— Не хочу замуж. Нет там ничего хорошего, — Ольга упрямо закусила губу.

— Игорёшу вспомнила? Так у него на лбу всё написано было! Ты одна ничего не видела. Их даже сравнивать глупо, Валя твой — хороший человек, честный, порядочный, по-умному поступил, через детей подход нашёл. Ты смотри, не упусти.

***

Субботнее утро у Ольги выдалось странным: дома никого, а все поверхности в квартире уклеены стикерами с надписью «скажи ему да». Ольга узнавала ровный почерк дочери, местами повёрнутые не в ту сторону буквы сына, мелкий бисерный шрифт тёти Кати.

Ольга нашла телефон, взглянула на экран, не поверила своим глазам — больше ста смс-сообщений с разных номеров, но с одним и тем же текстом: «скажи ему да».

Звонок неизвестного номера:

— Ольга, здравствуйте. Вы меня не знаете. У меня для вас есть уникальное предложение: только сегодня: скажите ему «да», и получите счастье до конца ваших дней! Вы же хотите быть счастливой? Купаться в заботе, наслаждаться завтраками в постель? Поверьте, вы ничего не потеряете…

Ольга сбросила звонок, оторвала стикер с холодильника, задумалась:

— А правда, что я потеряю?

***

— Мама! Приехали! — пятилетний Матвей радостно запрыгал возле окна.

— Слышишь, мама, жених явился. А мы сейчас возьмём и не отдадим тебя ему! — пригрозила семнадцатилетняя Вика, старшая сестра Матвея, и низким голосом добавила, имитируя смех злобной ведьмы: — И будешь ты вечно жить только с нами! Бу-га-га!

Ольга, она же невеста, она же мать двух неугомонных детей, привыкшая в их выходкам, только закатила глаза:

— Чур меня! Вечно с вами! Чур меня!

— Кстати, про это. Мама, я хочу остаться тут, с бабушкой Катей. Школа рядом, и до института близко. Я под присмотром буду. Обещаю, что буду хорошей девочкой. Мама, я уже взрослая! Мне скоро восемнадцать!

— Вика, давай мы потом это обсудим. Ещё у тёть Кати надо спросить.

— Я спросила! Она согласна. Мама, поехали уже! Какая ты у меня красивая. И счастливая, — Вика смахнула слезу и крепко обняла маму.

***

— Я соскучилась по твоему чаю! — улыбнулась Ольга.

— Заходите, всё уже готово. Ой, Валентин, это нам? Куда нам столько? Мы с Викой столько не съедим, — тётя Катя округлила глаза, увидев объёмные сумки с продуктами.

— Вам. Съедите, не переживайте.

— Баба Катя, смотри, что мне папа Валя купил! — Матвей принялся хвастаться мобильным телефоном. — Теперь ты сможешь мне звонить!

— Обязательно буду звонить! Обязательно!

***

Вика убирала со стола, тётя Катя смотрела в окно на то, как Ольга с мужем и сыном усаживаются в автомобиль. Женщина вытерла слёзы и прошептала:

— Ершишься, ершишься, а по глазам всё вижу. Будь счастлива, девочка моя, будь счастлива. Ты это заслужила.

Записано со слов Екатерины.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x