Как немецкая полиция устроила дикую погоню за одноногим кенгуру…

В прошлую среду в 7 часов 10 минут утра в полицию Германии поступил звонок из города Бюрена. Если кто не знает, Бюрен — это такая вестфальская деревенька, 22 тысячи человек, 3 автобусные линии, закрытая железнодорожная станция, более 90% населения — немцы. Последней громкой историей было изгнание населением из города 80-ти ССовцев в 45-ом году, с тех пор — тихий рай для полиции.

Итак, Бюрен, 7.10 утра, звонок в полицию. Немного не проснувшийся, но достаточно твёрдый мужской голос начинает разговор:

«Я ничего не пил». Учитывая, что пьянство с утра, в принципе, не входит список национальных вестфальских обычаев, в полиции насторожились. «Я и вчера ничего не пил», — продолжил звонивший, — «но в соседском саду стоит кенгуру. Одноногий. И ест цветы».

В Call-центре полиции работают люди опытные, им и не с такими ситуациями приходилось сталкиваться, поэтому, не моргнув глазом, у звонившего поинтересовались его именем, домашним адресом и успокоили, сказав, что через 2 минуты подъедет патруль.

И действительно, связались с ближайшей патрульной машиной, кратко описав офицерам сложившуюся ситуацию. Заодно связались с ближайшей больницей — узнать, есть ли там свободные места в психиатрическом отделении.

Подъехавшие полицейские подошли к дому. Звонивший был очевиден — он так и стоял на пороге собственного дома, с телефоном, в домашних тапочках и был явно не в себе. Полицейские осторожно приблизились к нему.

«Guten Morgen, Polizei! Herr…?», — вежливо поинтересовались они. «Говорите, кенгуру у вас тут…» В ответ мужчина указал на кусты в соседском саду. Там сидел кенгуру. Одноногий. И ел цветы.

Оба полицейских медленно приобрели цвет своих мундиров. В их головах судорожно прокручивались параграфы служебных инструкций — как назло, ни один из часто используемых параграфов в данном случае не подходил, а времени искать (наверняка существующий) пункт по поведению при столкновении с портящим чужую собственность одноногим кенгуру ситуация не оставляла.

Полицейские медленно двинулись вперёд, произнося нечто среднее между «кыс-кыс-кыс» и «попробуй только дёрнись, сволочь».

Кенгуру ситуацию оценил моментально и, прыгая на одной ноге и хвосте, бодро понёсся прочь, сминая садики добропорядочных бюргеров. При виде убегающего объекта, наконец, сработали инстинкты и у полицейских — они бросились за ним в погоню.

Пока один из них на бегу доставал оружие и требовал от кенгуру немедленно остановиться и поднять лапы, второй выхватил рацию и связался со штабом:

«Мы преследуем одноногого кенгуру, имеем серьёзные основания подозревать его (ну, а как ещё перевести dringend tatverdachtig?!) в нанесении ущерба чужому имуществу и сопротивлении при задержании. Подозреваемый направляется по Зиддингхойзерштрасе в сторону центра города. Нам срочно нужно подкрепление».

Выражение лиц в штабе в этот момент надо было видеть. Нет, всё-таки инструкции — великая вещь. «Если полицейский вызывает подкрепление — оно должно быть ему выслано». Поэтому штаб, прежде чем узнать о наличии уже трёх мест в больнице, перешёл на общую волну:

«Всем постам. Экипаж… преследует одноногого кенгуру, следующего по Зиддингхойзерштрасе в сторону центра города. Немедленно оказать поддержку при задержании!»

«Чего?!», — одновременно отреагировали оба поста, гревшихся в своих машинах. «Бегом!!!», — рявкнула в ответ рация.

Через полчаса погони полиция, подкреплённая местным отрядом добровольной пожарной дружины, обложила кенгуру в очередном саду. Срочно вызванный местный ветеринар спокойно прошёл сквозь оцепление и подошёл к животному.

То доверчиво прижалось к нему. Ошеломлённым полицейским ветеринар рассказал, что двухлетний кенгуру Джиньо сбежал из его дома, где уже полтора года проходил реабилитационный курс после операции по удалению задней лапы.

Кто-то из посетителей не запер гаражные ворота, а обнаруживший это кенгуру устроил себе незапланированную прогулку по городу.

Ветеринар пообещал полиции установить автоматический замок на ворота, с тем, чтобы город мог в будущем и дальше спать спокойно.

Источник