Одноклассники. Выпуск 1991

В феврале поеду на встречу одноклассников. Решено! Мне тут намекнули, что уважительных причин для «прогулов» у меня – нет. А их (прогулов) и так накопилось слишком много.

— На тебя тогда все обидятся! Если не приедешь! – попыталась припугнуть меня Наташа. Общественная активность у нее не улетучилась. Со школьных времен.

— Только обидятся? – написала я ей в ответ. – С этим я проживу. Главное, не презирайте сильно, если не приеду.

«Все»? Какие «все»? Нет уже никаких «всех». По уважительным причинам. Так, остатки. Наверное, Наташу тревожит, что и остатки редеют. Лысина осталась одна, от густой шевелюры нашего класса, от 32 человек. Вот и я нужна, наверное, для количества. Да, кем Наташа была в старших классах? Старостой? Не помню.

Мне недавно совсем молодой человек написал. Ему лет 17 всего. Он задавал очень серьезные вопросы. А мне нехорошо стало, от осознания, что меня почитывают столь юные создания.

Я даже не верила, что такое может быть. Посмотрела статистику – да, читают. 2% от общей аудитории. Статистическая погрешность! Мой воображаемый читатель, для которого я пишу, представляя его, примерно моего возраста. И год его выпуска из школы – 1991, как у меня. Ну, плюс-минус.

Молодому человеку я ответила, что есть такие вопросы, ответы на которые ему даст сама жизнь. Ценность — не в ответах, а в пути к ним. Не спеши с поисками, так я ему ответила. Не перепрыгивай через ступеньки.

Ладно.

Как я понимаю, с напутственными речами на выпускных вечерах, все по-прежнему плохо. Раз дети задают такие вопросы.

Хотите, про мой выпускной?

Директор зачитывала напутствие, а по мне «мурашки» забегали, табунами. Тагыдын-тагыдын-тагыдын!

Теперь я понимаю, что не зря. Они отвлекали от этой речи, мол, не слушай. Такое, блин, читали еще комсомольцам в 30-х годах, перед отправкой на какую-нибудь стройку.

Мы стояли и ерзали. Речь была долгой. Только наша «звездная» пара – Катя и Егор, как две струнки, как часовые. Они занимались бальными танцами много лет, и уже были лауреатами много чего. Директор постоянно переводила взгляд на них, и вполне заслуженно. Они действительно были молодцы.

Вскоре они поженятся. Лет через пять у них будет уже трое детей. Про танцы они забудут. Потом они разведутся. Егор уедет в Москву. Катя пропадет в Турции, куда отправится, чтобы заработать денег, танцами, а чем еще? Дети останутся с ее родителями.

Про Егора больше ничего не знаю. В социальных сетях его нет, да и не было никогда. Для выпуска 1991 года – это плохой знак. Почему-то всех, кого из одноклассников нет в «Одноклассника» мы считаем… Ну, вы поняли.

Интересно, по Кате и Егору бегали мурашки, когда они слушали речь о «дальнейшей счастливой жизни на благо общества и страны»? Я бы им своих одолжила. Немного.

Сашка во время речи пытался всех развеселить. Мимикой. Придуривался. Он был красивым и талантливым. Все думали, что он станет артистом. Я его встретила в 1995 году.

Он ошарашил меня вопросом – не нужен ли мне героин? Красивым он уже не был, да и талантливым тоже. А на «последнем звонке» он нес первоклашку, девочку с колокольчиком, таким он и остался в памяти. Про «героин» — я насильно вытащила воспоминание. Догадайтесь, есть ли он в «Одноклассниках»? Даю всего две попытки!

О, еще вспомнила… «Девочки станут матерями» — это тоже из речи. Когда директор сказала это, все непроизвольно посмотрели на Аню. За полгода до выпускного она сделала первый аборт.

Об этом – да-да, знала вся школа, исключая младшие классы – им это просто нафиг не надо, неинтересно то есть. А Аня не знала, что делать с такой славой. На выпускном она была в блузке.

Платья с длинными рукавами не нашлось, наверное. А ей надо было прикрывать руки, чтобы не пугать остальных. Глубокими зарубками. Ну, вы поняли.

Все, простите, про остальных не буду. А то повесть получится. По объему.

А речь директора, на деле, полным фуфлом оказалась. И не ее в этом вина.

Да, я решила – поеду в феврале, если смогу. Знаете, я буду очень радоваться, если немногочисленные, оставшиеся, тоже придут. И мне будет хорошо, если они станут заниматься тем, за что многие люди не любят такие встречи.

Ну, если начнут, перебрав, хвалиться успехами, карьерами, детьми и внуками. Я искренне буду рада этому. Главное, чтобы «мурашки» сидели смирно, в своих маленьких стойлах пор кожи, в эти моменты, чтобы не вылезали…

А то я тогда точно вспомню, в актовом зале – и выпускной, и Катю, и Аню, и вторую Аню, и Сергея, и Сашку, и даже еще двух Сашек… И остальных. И вечер встречи выпускников превратится во встречу с призраками.

Мой вариант речи напутственной? Ну, критикуя, я предлагаю. Он краток: «Дети! Жизнь будет совсем не такой, какую вы ожидаете! Поэтому, главное, что вам надо запомнить – помогайте друг другу, и будьте добрее друг к другу! Так вам будет легче выжить».

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓