Обманула свекровь и сильно пожалела

— А я и не думала, что Олеся так поступить могла, — рассказывает про свою невестку шестидесятилетняя Тамара Антоновна, — обманывала меня больше трех лет, а как у самой беда приключилась, то как лисица прибежала ко мне на задних лапках помощи просить…

Невестка Тамара Антоновна – тридцатилетняя Олеся, вышла замуж за сына свекрови – Максима, еще лет пять назад. За это время разные истории случались, но одна из них особенно поразила Тамару Антоновну…

Олеся с Максимом – современная городская семья. Деток пока нет, но планируют. Живут от зарплаты до зарплаты – тратят свои деньги на шмотки, походы по торговым центрам, развлекушку типа кино, боулинга, ресторанов. Пару раз в год за границу выбираются.

Живут сегодняшним днем в общем. После свадьбы молодожены решили снять для себя небольшую однокомнатную квартирку, как говорила Олеся: «настала пора свить гнездышко». Сняли однушку недалеко от метро и перевезли все свои вещи туда… Потребители одним словом, но это ж нынче не осуждается…

Тамара Антоновна, напротив, женщина ответственная, наученная огромным жизненным опытом, бережливая, в какой-то мере даже экономная… И денежка, если лишняя у нее появлялась, пока она работала, то старалась отложить на черный день… Когда готовит на кухне – ничего лишнего не выбросит из продуктов – все пригодится. И ведь как вкусно получается – пальчики оближешь!..

Каждый год она в конце осени закатывает свои фирменные банки – огурчики, помидорчики, капусту, грибочки, томатный сок и прочие разносолы. Весь шкаф на кухне заставит своими явствами – и на зиму хватает, и подружек своих, или родственников угощает.

Особенно её фирменными солеными огурцами интересовался племянник из Витебска – как ни приедет с семьей, так все одно и тоже: «Тетя Тома, я от Вас без огурчиков не уеду, уж извините…». Отгрузит ему две трехлитровых банки и накажет обязательно: «Ешьте с картошечкой отварной – самое вкусное сочетание будет!..».

А вот невестка, если с сыном и приедут раз в три месяца к ней в гости, посидят для галочки, и уезжать соберутся. Тамара Антоновна принесет своих фирменных солений: «Олеся, возьмите с собой обязательно, покушаете с Максимом… Очень вкусно, я вчера пробовала». Невестка нехотя фыркнет, но возьмет все же баночки с нескрываемым равнодушием: «Ладно, мы пойдем…».

Только за порог выйдут, как начнет мужу выговаривать: «Надоело уже эти склянки таскать, как гуманитарная помощь какая то!..». Муж только кивнет, вздохнет, да и дальше пойдет.

Ну а как приедут они к себе домой, так эти баночки, так трепетно приготовленные Тамарой Антоновной, сразу же в мусорное ведро полетят, без всякой жалости и сочувствия. Потом свекровь позвонит Олесе, а та лишь сухо ответит: «Да понравились, вкусные…».

Лишь однажды Тамара Антоновна вскрыла этот обман. Прийдя в гости на день рождение невестки, она принесла четыре литровых баночки с огурцами и помидорами. Одну настояла открыть на застолье, а три других так им и оставила.

И уже ушла вроде как домой, но вот незадача – забыла ключи. Вернулась… — дверь открыл сын и мигом удалился в комнату со словами: «Сейчас футбол, на кухне вроде посмотри, маа…».

Тамара Антоновна прошла на кухню, взяла ключи и уже выходила, как взгляд ее упал на мусорное ведро рядом с проходом, в котором так уютно разместились три банки, подаренные ей сыну с невесткой.

В голове у нее мигом пронеслись мысли: «Как же так… Такие неблагодарные… Хоть бы отдали кому… Но чтоб выкидывать…». Она даже прослезилась в тот момент. А придя домой, уже через неделю специально позвонила невестке, и спросила как соленья, понравились? На что та, абсолютно уверенным и наглым голосом ответила: «Да, спасибо, нормальные…».

Ладно… перестала Тамара Антоновна своими баночками их угощать. Ну а они конечно и не просили. Вот только через полгода, после этого случая, неприятность у Олеси на работе приключилась – уволили её в связи с ликвидацией фирмы.

Это ее единственная работа за всю жизнь была, и как только ей сообщили о грядущем увольнении у нее сразу глаза сделались круглыми: «Куда я теперь денусь? За съемную квартиру же платить надо!…

А у Максима зарплата в его бюро копеечная, на жизнь не хватит нам двоим…». Уволили ее, и работу она найти не может – по собеседованиям ходит, но нигде не берут – то ли опыт работы не подходит, то ли зарплатные ожидания…

Она уже на 26 тысяч готова была идти в какой то исследовательский институт, но и там отказали: «Мы вам перезвоним». Но не перезвонили…

Что делать? За квартиру платить надо, еду покупать надо, за транспорт платить надо… О шмотках и развлечениях речь уже не идет – экономить начали даже на еде – покупать лапшу быстрого приготовления и товары с биркой «красная цена». Владелец квартиры приходил: «Вы просрочили на три дня… Когда платить будете?». Уже выселить грозился…

Отправилась тогда Олеся к свекрови – больше у нее в городе никого не было. Родители у нее сами в провинции живут – с больной бабушкой и сестрой школьницей – им бы самим помочь.

А муж, Максим, чего то постеснялся к матери идти, денег просить: «Да что я как мужчина пойду у матери просить денег. Ты хоть как женщина, как невестка, попросишь, ну скажешь — нам с Максимом…».

Тамара Антоновна тогда невестку внимательно выслушала, и говорит: «Вот ты мне, Олеся, жалуешься, что на еде экономите – лапшу эту противную берете, уцененные продукты.

Но разве я Вам не давала тогда свои банки с вкусными разносолами?!… Разве они хуже были чем эта лапша пятирублевая?.. А куда вы их девали? Кушали, что ли? Говори уж не стесняйся…».

Олеся тогда все поняла, заплакала и обняла свекровь: «Простите Тамара Антоновна, я их выбрасывала тогда в мусорку, и врала Вам, что съели. Сейчас очень жалею об этом обмане – тогда мне не до этого было… А сейчас жизнь другая у меня пошла – я бы и ваших солений с радостью бы покушала, только бы наладилось все…».

Свекровь тогда простила невестку, денег заняла – сын ведь все-таки с ней живет. Но баночки свои все равно им не дает – «надо будет, сами приедут, у меня поедят…».