О чем кричат дети в своих истериках

У меня есть привычка – обращать внимание на мелочи. Наверное, согласно известному выражению, дьявол и выбрал их местом своего пребывания, чтобы лучше замаскироваться. Кто обращает внимание на различные пустяки? Следователи и психологи? Врачи? Программисты?

Я обращаю, потому что именно в мелочах, так часто скрываются ответы, и даже прогнозы на будущее.

Слушайте…

Недавно ко мне должны были приехать в гости, и я отправилась в гипермаркет за покупками. Я не люблю торговые центры, потому что страдаю легкой, но досаждающей формой аллергии на химикаты, которые там распыляют, чтобы стимулировать мои потребительские аппетиты.

От запахов торговых центров у меня начинает кружиться и даже болеть голова, и мне всегда хочется быстрее оттуда уйти. На меня эти ароматы как-то в обратную сторону действуют. А ещё грохот музыки в выходные дни, все эти праздники непонятно по какому поводу…

В общем, я быстренько прошла в сторону «продуктов», купила что надо, и уже шла к кассе, как услышала женский голос:

— Подождите, пожалуйста, вы мне нужны! Мне нужен совет…

Я остановилась автоматически. Рефлекторно. И тут же подумала – это не мне. И пошла дальше, не оборачиваясь. Крик повторился, потом я услышала нарастающее дребезжание, и обернулась. Вовремя, к слову. Еле отскочила. В меня чуть не врезалась молодая женщина с тележкой наперевес.

— Милая моя, — сказала я ей. – Правила уличного движения желательно и здесь соблюдать.

— Простите. Я недавно в ваш дом переехала, меня Оксаной зовут. А это моя дочка – Настенька.

Точно, Настенька! А я её и не заметила сначала. Продуктов было много в тележке, и она сливалась с ними, что было неудивительно. Ей было куда больше трех лет. То есть вполне себе взрослая барышня. Я поздоровалась с ней, но она правильно себя повела. С незнакомыми людьми – не надо здороваться и общаться. На них надо смотреть подозрительно, а то мало ли что! Взгляд — очень даже осмысленный.

— Мне совет нужен, — сказала Оксана. – Я слышала, что вы можете помочь…

— Простите, от кого слышали?

— Мне сказали – не говорить от кого… Мол, вы не любите…

— Ладно. Что у вас? Только, если можно, давайте не будем создавать здесь пробку, а потихоньку пойдем в сторону кассы.

— У меня с Настенькой проблемы. Она у меня ведет то нормально, то… Не очень. Капризничает, то есть… Истерики закатывает.

— По какому поводу?

— Раньше повод был – то не купили, то спать надо укладываться, то купаться… А теперь может без повода. Это серьезно?

— Серьезно. И давно она так?

— Так – не очень давно, но она всегда капризной была, как ходить начала.

— Простите, а в тележке она у вас давно так разъезжает по магазину?

— В тележке… Да как стали её в магазин брать. Сначала в коляске, потом – в тележке… Давно.

— А «сирену» она часто в тележке включает?

— Какую? Вы о чем? – Оксана посмотрела на меня, как на ненормальную.

— Я крики детские слышала, когда мясо покупала. Резкие такие. Тут ведь как на обычной дороге – особо важные персоны с «сиренами» катаются.

— Да, это она была…

— Важная барышня! Да, Настя? – Я подмигнула ей. Она в ответ нахмурилась.

— А разве нельзя в тележку? Во всем мире детей так возят. Она бы увидела, что других возят – обиделась бы…

Я спешно пыталась придумать, как быстро донести до неё одну важную «мелочь». Если ребенка, который только ходить научился, регулярно сажать в тележку, и возить по торговому центру, то он быстро к этому привыкнет.

Его сознание и подсознание наполнится простыми смысловыми символами, довольно приятными к слову. Вот вы бы хотели так жить – тебя везут, а на тебя сверху игрушки падают, вкусняшки, разные другие продукты или вещи? А ты едешь и балдеешь! Ой, я бы хотела. Только, чтобы запахи эти сначала убрали из отделов… А то меня укачает от такого счастья. Учиться — не надо. Работать — не надо…

Сколько километров уже наездила Настя и другие дети по магазинам? Много…

— Так что мне делать?

— У вас есть родственники в глухой деревне, в доме без удобств? Желательно – строгие. Бабушки или дедушки. Они лучше всего подойдут.

— Нет.

— Жаль. Если бы её на два года к таким родственникам, то вы бы её потом не узнали.

— А ещё?

— Давайте вы для начала перестанете сажать её в эту телегу изобилия? Она уже большая. Пусть привыкает своими ногами ходить?

— А если истерику закатит? Она привыкла.

— Вот и пусть отвыкает. Вы её приучили, а теперь – отучайте. Покричит и перестанет. Постепенно дело может пойти на лад. Это и поведения дома касается. Она у вас по возрасту еще не особо запущенная. А вот лет в двадцать – она уже будет на вашей шее кататься.

На этом месте Настя заметила что-то на полке, и потянула ручки. Оксана быстро свернула, и Настя взяла какие-то сладости.

Ладно, мое дело предупредить. А дальше, как хотите. Как объяснить, что Настя и истерикой, и криками своими хочет докричаться до одного? Ведь она словно сигнал о бедствии подает родителям. Вы меня не так воспитываете!

А потом мы все хлебнем горя из-за этого! Об этом и кричат дети в своих истериках. А вы думаете, что им очередная игрушка нужна? И последнее — зачем называть ребенка Настенькой, а растить — Марфушечкой? Вот это мне совсем непонятно.