«Ничего вам не достанется. Ни единого метра квадратного, всё на благое дело пойдёт»

— Ну что же Вы в дверях встали, как неродные! Проходите скорее! Предупредили бы, я бы пирожков настряпала. — обрадовалась бабушка.

— Бабуль, мы по делу. Ты тут змей на груди пригрела. Они тебя в дом престарелых сдать хотят, как только ты квартиру на них перепишешь. — с показной грустью в голосе и улыбкой на лице сказала Лариса, двоюродная сестра моего мужа.

Я сразу набрала мужу сообщение о том, что пришла Лариса.

— Как — сдать? — бабушка мужа повернулась ко мне. — Мариночка, объяснись!

Я вздохнула:

— Я не знаю. — пожала я плечами. — Я слышала, муж звонил кому-то, о Вас разговаривал. Я думаю, на лечение пристроить.

— На лечение? Поговорить надо нам с тобой. — подумав, сказала бабушка. — Лариса, идите, погуляйте немного. Печенек к чаю купите.

— Мы никуда не уйдём! — взвизгнула Лариса. — Мы за порог — она сразу тебя обработает! Оболжёт меня с ног до головы. Она нас поссорить хочет! Вот увидишь!

— Лариса, я ещё в здравом уме, и сама буду решать, кто мне врёт, а кто нет. Идите. — Зоя Арсеньевна закрыла дверь за внучкой и её молчаливым мужем. — Пошли на кухню, поговорим.

— Зоя Арсеньевна, честное слово, я не понимаю, о чём она. — на глаза аж слёзы навернулись.

Бабушку мужа я любила. Я выросла в детском доме и не знала кто моя мать. А каково это — иметь заботливую бабушку, я узнала только познакомившись с женщиной, сидевшей напротив меня на маленькой кухоньке.

— Да знаю я, что ты не при чём. А вот муж твой очень даже при делах. Дарственную на квартиру выпрашивает, а как напишу — сбагрит бабку к чужим людям. — вздохнула бабушка. — С Лариской та же история. Всем им только квартиру надо. Как заболела, сразу всем понадобилась, все про меня вспомнили. Спят и видят, как я ласты склею. Муженёк-то твой, с тобой на пару, без моего ведома сюда вселился, пока я больнице торчала.

— Как — без Вашего ведома? Я не знала. — растерялась я.

— Твоя-то квартира где? Тебе ведь, как сироте, что-то давали?

— Давали. — тяжело вздохнула я. — Муж денег должен был, продать пришлось.

— Заставил? Силой заставил?

— Нет, сама ему помочь хотела. муж ведь.

— Бьёт? — спросила бабушка мужа.

— Нет, что Вы. — я отвела взгляд.

— Что врёшь? Или ты думаешь, раз я старая, то глухая и слепая? Ничего у себя под носом не вижу? Спасать тебя надо. Ты одна ко мне от сердца чистого. И внуку моему ты пока нужна, чтоб за мной ходила. Как я помру, или надежды на жильё лишу, выбросит тебя, как кутёнка, на улицу.

— Не выбросит, он любит меня! — встала я на защиту мужа.

— Это ты по поговорке «бьёт — значит любит» такой вывод сделала? Вроде, умная девка, а ерунду говоришь. Спасу я тебя. Хоть что-то хорошее в жизни сделаю. Внука выгоню, ты тут, со мной, останешься. И квартиру тебе подарю. Ты честная, меня на улицу не выгонишь. Ты за эти 3 года мне роднее собственных внуков стала, нет у тебя ножа за спиной.

— Он если узнает… Я боюсь, Зоя Арсеньевна. Очень боюсь.

— Поэтому я вас с ним обоих выгоню. А ты потом вернёшься, как он тебя бросит.

— Не бросит! — сказала я, но уверенности в этом у меня не было.

Вернулась Лариса с мужем. Следом за ними пришёл мой муж. Зоя Арсеньевна показательно всех выгнала, сказав что свою квартиру она завещала местной церкви:

— Ничего вам, шакалам, не достанется! Ни единого метра квадратного, всё на благое дело пойдёт!

Муж и его сестра обозвали свою бабушку всяко-разно, Лариса с мужем ушли, муж начал собирать вещи, причитая:

— Сколько времени псу под хвост! Четвёртый год бабку обхаживаю, а она — церкви! Пусть церковь ей и помогает!

— И куда мы пойдём? — тихо спросила я у мужа.

— Мы? Я — к маме, а куда ты — мне плевать. Нет больше никаких «мы»! — зло выплюнул муж.

— Ну как же… А квартира моя, я ведь ради тебя на улице теперь буду. — по щекам катились слёзы.

— Дура. какая же ты дура! Я из-за квартиры и женился. Развестись хотел — бабка слегла, вот ты и пригодилась. А я смотреть на тебя не могу — тошнит! Катись куда хочешь!

Муж ушёл, собрав вещи. Зоя Арсеньевна подошла ко мне, обняла и начала гладить по голове:

— Ничего, пусть идёт. Зачем нам такой? Мы тебе лучше найдём. Хорошо ещё, что деток не нажили. Грех так говорить, но хорошо. Ну, что нюни развесила? Будешь завидной невестой — при квартире! Женихи штабелями к ногам падать будут!