Неожиданная помощь мужа моей золовки

Муж мой, конечно, не тем поминать надо, но в последний год, когда уже болел сильно, то очень сглупил: писать завещание он категорически отказался. Видимо, верил еще в свое выздоровление.

Квартиру, в которой мы жили вместе с мужем и дочерью, он приобретал еще до нашего брака, трудился когда-то на каком-то вредном производстве, а там платили хорошо. А после его смерти в наследство вступили и мы с дочкой, и свекор со свекровью.

-Старшего сыночка нет, так хоть память о нем родителям останется, -лицемерно плакала свекровь, — а нам младшую дочь отселять надо. Она жениха нашла, надо им своим домом пожить.

Золовке было 30 лет, она никогда не была замужем, куда ее задумала отселять свекровь — ума не приложу.

-Зоя Сергеевна, — говорю, — мы живем хоть и в двушке, но изолированная комната только одна, вторая проходная, как вы себе это представляете?

-Вот ты с дочерью в проходной и поживешь, — с ехидцей в голосе ответила мама покойного мужа, — а молодоженам надо отдельную комнату.

-Вашей внучке 16 лет, вы полагаете, что это удобно, что посторонний мужчина будет ходить через ее комнату? — я еще пыталась воззвать к свекровиной совести, — давайте мы выкупим у вас долю в наследстве, правда, в рассрочку?

-Ты мне эти копейки собралась 20 лет выплачивать, — вспылила свекровь, — моей дочке с мужем надо где-то жить, у нас с отцом тоже двушка, но мы старые и жить в коммуналке не хотим.

Свою отдельную комнату я золовке не уступила, предложив отгородить проход и сделать изолированной вторую комнату. После скандалов и препирательств, хоть в чем-то нам пошли навстречу.

Женишок у золовушки был тот еще: знатный сиделец, весь в наколках. Лида оказалась «заочницей», познакомилась с ним по переписке, когда он срок отбывал. Мы с дочкой врезали замок в дверь своей комнаты и стали жить и бояться.

Я лихорадочно думала, как продать общее наследство и заполучить себе пусть однушку, но без таких соседей. А у золовки с мужем, что ни день, то скандал. То она визжит, то он ее ругает.

Ситуация была безвыходная, уйти на съем я не могла — выплачивала кредит, который брала на лечение мужа. Три месяца страха, вот чем стала для меня и дочери совместная жизнь с золовкой и ее муженьком.

Тем утром я вышла на кухню, думая, что дома никого нет.

-Ну что, соседка, надоели мы тебе? — слышу за спиной и вздрагиваю, Валерик — муж золовки стоит на кухне в одних штанах, с расписным торсом и улыбается.

Я ломанулась было мимо пройти, к себе, но он меня задержал.

-Погоди, присядь, поговорим.

Я послушно опустилась на кухонный диванчик.

-Ну что, не по понятиям у тебя полквартиры оттяпали? — говорит Валерик и улыбается, — Да вижу я все. Лидка сама хвасталась. Жить я с этой бабой не буду, но, перед тем, как уйду, хочу доброе дело сделать. Может зачтется, ты же от страха тряслась, а в полицию ни разу не позвонила, уважаю. И девка у тебя хорошая, на мою сеструху похожа.

На две недели скандалы у Лиды и Валерика стихли. А еще через неделю оказался Валерик обладателем второй половины моей квартиры, свекровь со свекром, вняв просьбам своей дочери, подарили свою часть наследства мужу золовки.

-Если у него будет собственность, то он сможет прописку сделать и на работу пойти, — жалобно канючила Лида, — а иначе он найдет другую, которая все для него сделает, а я опять одна останусь.

Вернувшись вечером в квартиру, Валерик скомандовал золовке собирать манатки, а мне — быть готовой к 9-ти утра поехать к нотариусу:

-Буду восстанавливать справедливость, — ухмыльнулся «родственник».

Свою половину он подарил мне, попросив для себя только прописку. Свекровь пыталась прийти ко мне со скандалом, но зятек ей быстро растолковал, что делать так не надо.

Теперь мы с дочкой живем спокойно. Валерик изредка звонит и спрашивает, есть ли у меня проблемы, нам он не докучает, жить и требовать что-либо не заявляется. А через год он снялся с регистрационного учета:

-Бабу нашел, в деревне, с домом, — пояснил Валерик, — я всегда мечтал о своем хозяйстве, а у нее и детишек двое, у меня же детей своих быть не может, а понянчить их хочется.

Я смотрела из окна на удаляющуюся фигуру Валерика. Никогда не думала, что мой персональный ангел-хранитель может быть вот таким: с синими куполами, вместо крыльев.