Необычная просьба девочки стать её мамой заставила задуматься

Весенним вечером возвращалась с работы. Сокращая путь, пошла через дворы. На качелях качались ребятишки, а поодаль плакала маленькая девочка лет пяти.

— Кто тебя обидел? – Спросила я.

Девочка, взглянув на меня, продолжая плакать. Тогда я подошла ближе, наклонилась к ней:

— Почему ты плачешь? Тебя ребятишки обидели?

Она, отрицательно покачала головой. Перестала плакать и только всхлипывала. «Ага, — подумала я, — мое внимание все же подействовало, хотя бы реветь перестала».

Где ты живешь?

Девочка махнула куда-то в сторону и снова заплакала. А потом сквозь слезы пробормотала: — Я не знаю.

— Что ты не знаешь?

— Не знаю, где мой дом.

— Ты заблудилась?

Ребенок кивнул головой.

Первая мысль, позвонить в полицию и сообщить о потерявшемся ребенке: скорей всего родители ее уже ищут.

Пробегавшая мимо девочка постарше сообщила: — Она в другом дворе живет и не знает, как домой идти.

Я стала спрашивать адрес, и оказалось, что потерявшийся ребенок помнит улицу и номер дома. Предложила проводить и девочка согласилась.

«Потеряшку» звали Полиной. Она побежала с ребятишками постарше играть в соседний двор, а потом в другой двор и заблудилась. Прикинув, я поняла, что расстояние до ее дома почти километр. Странно, что родители отпускают такую маленькую гулять одну.

По дороге, чтобы успокоить девочку, стала разговаривать с ней и рассказывать про птичек, собак, кошек. Расспросила, есть ли у нее дома животные, умеет ли она считать и читать.

Полина охотно со мной разговаривала, крепко держась за мою руку, словно боясь вновь потеряться. Чтобы девочка не замочила ноги, я подхватывала ее и переносила через лужи. В конце пути Полина уже дружелюбно улыбалась мне и даже смеялась.

Подходя к дому, я достала салфетку и вытерла Полине ее зареванное личико. Девочка вдруг внимательно посмотрела на меня и обняла своими ручонками за шею. Такого доверия от незнакомого ребенка я не ожидала.

— А можно ты будешь моей мамой? – тихо спросила девочка.

— У тебя же есть мама, она ждет тебя дома, волнуется и скучает.

— А я хочу, чтобы ты была моей мамой! – снова сказала Полина.

После ее слов я растерялась; в душе у меня творилось что-то необъяснимое. Я понимала, что не может ребенок предложить первой встречной женщине быть ее мамой.

— А почему ты хочешь, чтобы я была твоей мамой?

— Ты – добрая, — ответила Полина.

Уговорив ребенка, что нужно идти домой, повела Полину за руку в полном смятении чувств: предложение случайной девочки быть ей мамой заставило размышлять, что за семья у ребенка.

Когда почти подошли к дому, из подъезда вышла молодая женщина и направилась к нам.

Я не хочу в подробностях описывать ее стиль одежды. Не так важно, какой длины юбка, прическа и макияж, для меня важно отношение человека к своему ребенка.

Девочка отпустила мою руку и неуверенно пошла навстречу матери, которая тут же стала бить дочку рукой по попе.

— Тебе кто разрешил уходить? – приговаривала мать. – Быстро пошли домой, я тебе ремня всыплю.

— Не надо ее наказывать, — вступилась я, — она и так испугана.

— Иди, куда шла, — грубо сказала мне мать девочки. И тут же дернула ребенка за руку с такой силой, что Полина чуть не упала, а потом повела ее домой.

Я стояла на одном месте и смотрела вслед девочке; Полина несколько раз пыталась обернуться и посмотреть на меня. Потом дверь в подъезде закрылась за ними.

Я побрела домой; на душе после случившегося скребли кошки. Подходя к своему дому, увидела, как моя соседка вела за руку свою пятилетнюю дочурку; обе они о чем-то разговаривали и смеялись: чувствовалось, что маме и дочке хорошо вместе.

Есть такая поговорка: родителей не выбирают. Но как несправедливо, когда у одних родителей любви к детям в избытке, а от других родителей и доброго взгляда не дождешься. А ведь дети не виноваты, что родились!