Нелюдимая

-Дусь, тебе помочь?- спросила Алена продавщица. Дуся вздрогнула и резко отдернула руку, которой гладила шёлковое платье. — Ты, чего, Ален, на кой мне твои платья? Куда мне в них ходить, не в клуб же- и деланно засмеялась.

Алена насмешливо ответила — Ну да, конечно- и перегнулась через прилавок — Мне тут шепнул кое-кто, что у тебя кавалер завелся. Правда или брешут?- Дуся покраснела и рявкнула — Вот ведь деревня, поговорить ни с кем нельзя. Брехня все это. Дай мне хлеба, да и пойду я. Дома дети одни —

Алена глядя в окно, как Дуся широко шагая, пошла по улице и вздохнула — Вот ведь, колючка какая . Слова не скажи. Все в штыки. Одно слово, нелюдимая — И подошла к вешалке с платьем — Себе взять что-ли? Вроде ничего, вон даже Дуське приглянулось -сказала она задумчиво.

Тем временем Дуся подходила к дому. Ещё издали заметила, что у калитки кто-то стоит. Подошла ближе и краска прихлынула к щекам. Это был новый моторист с фермы, Тимофей. Увидел ее и навстречу.

— Здравствуй, Евдокия. Извини, что без приглашения. А это тебе — и протянул ей букет ромашек. Дуся растерялась, ей никто в жизни цветов не дарил. Она нерешительно протянула руку и прижала букет к лицу. Они почти не пахли, но было так приятно.

И тут из-за забора послышался громкий рев младшего Митьки и она очнулась. Грубо сунула цветы обратно Тимофею и грубо сказала — Я те чё, девка? Чего ты мне свой веник притащил? У меня вон детей четверо в доме. Припёрся, зачем? Чтобы по деревне меня ославить? Я женщина по́рядочная и честь свою блюду, понял? И не ходи сюда больше- Отодвинула его плечом и зашла во двор.

Тимофей покрутил в руках букет и заткнул его в щель калитки. Посмотрел на покосившийся дом и медленно пошел прочь. И уже не увидел, как женская рука выдернула букет из- за штакетины.

Уложив детей спать, Дуся улеглась сама. Ей не спалось, было то душно, то холодно. Она долго ворочалась и наконец не выдержала. Накинула платок на плечи и вышла на крыльцо. Присела на ступеньку и задумалась.

Давно уже ей не было так хорошо и одновременно беспокойно. А все он. Тимофей. -Тимоша- ласково пропела она и испуганно огляделась, не слышал кто.

Дуся с детства была угрюмой. Некрасивая девочка с шрамом на лице. Маленькой, неудачно напоролась на гвоздь. Дети дразнились, она сначала плакала, а потом просто замкнулась в себе. Не любила смотреть в зеркало, глаза сразу натыкались на эту отметину.

Она и замуж пошла не потому что любила, а потому что позвали. Григорий и сам лицом не вышел, поэтому у девок спросом не пользовался. К тому же косил на один глаз сильно. Из всех четверых, только у младшего Митьки чуть косоглазие передалось. А так , у всех , тьфу,тьфу, все нормально было.

Жили они конечно трудно. Григорий мужиком был никаким. Не прибить, не построить. Дуся сама, по ночам, чтобы мужа не позорить, доделывала за ним огрехи. Зато характер у мужа был неприятным.

Ей иногда казалось, что через нее он всем женщинам мстит. Мог и руку поднять без причины. Она долго терпела, пока он ее беременную не толкнул. Больно ударившись об косяк, она схватила голик, который стоял тут же. И сколько Гришка не закрывался, она его хорошо отходила. С тех пор поутих.

А потом та история с соседкой Клавой. Оказывается Гришка повадился за ней в бане подглядывать. Та возьми да и пожалуйста мужу своему Николаю. Тот долго не думая , поймал его у заветной дырки в окне и приложил по-мужски.

Провалявшись с неделю, Гришка решил уехать. Боялся, что все смеяться будут. Когда уезжал, обещал Дусю с детьми потом забрать. Но прошло уже четыре года, а от него ни слуха , ни духа.

Тимофей появился в деревне с полгода назад. Поселился на окраине в доме тетки Марии. Говорили, что это родственник ее дальний, хотя точно никто не знал. Тетка уже давно из дома не выходила, все лежала.

Первый раз Дуся его сначала услышала. — Красавица, не скажешь, где ваша заведующая?- Она перед тем как ответить, огляделась по сторонам. Они были вдвоем. Дуся махнула рукой в сторону — Туда ступай. Там она, у телят — А сама подумала, слепой что-ли, где красавицу увидел. И постаралась об этом забыть.

Но Тимофей все чаще стал попадаться ей на глаза. И все красавица, да красавица и лыбится. Она однажды не выдержала — Ты что слепой ? Какая я тебе красавица? Глаза то разуй — Он удивился — А кто же ты? Вон какая пригожая — Дуся повернула лицо так, чтобы шрам был отчётливо виден — И этого не видел?- Тот искренне удивился — Нет. Для меня ты всем хороша — Дуся в сердцах плюнула — Точно, блаженный.

А сама его из головы выкинуть не может. Намедни заметила, что долго разглядывает себя в зеркале. А потом надела на голову не заношенный платок, а из сундука достала новый в цветочек.

И вот сегодня пришел. Зачем, спрашивается? Одинокая баба с детьми, что с нее взять. Или. Дуся даже подумать об этом не смела. Неужели она понравилась ему как женщина? Нет, нет, не может быть.

-Может, Дусенька, может — раздался голос из темноты. Она даже не заметила, что говорила вслух. Тимофей вышел из тени и протянул к ней руки. И она пошла к нему, прямо на манящий свет его глаз. — Я люблю тебя, красавица моя — прошептал он. И она. Она поверила. В то , что она женщина и ее можно любить. Так они долго стояли, обнявшись и знали, что впереди у них ещё много счастья.

Дуся, поддерживая огромный живот одной рукой, нагнулась за выстиранным бельем.-Кхе,кхе — раздалось за спиной. Она медленно оглянулась и уронила от неожиданности рубашку Тимофея.

Григорий ехидно оглядел ее и сказал- То что не ждала, вижу. Муж из дома, жена в пляс — Дуся побелевшими губами прошептала — Так ты же уехал и пропал без вести. Мы уже думали, что тебя и на свете нет — Он ухмыльнулся — А я вот, взял и появился. Думал, обрадую жену с детишками. А порадовали меня —

Дуся разозлилась и махая рубахой, стала на него наступать — А как мы жили, не хочешь спросить? Ни копейки от тебя не увидели за все время. Так что, давай. Разворачивайся и обратно езжай. Там где пропадал — Григорий попятился и неожиданно упал. Дуся к нему. А у него в лице ни кровинки, только на лбу крупные капли пота.

Когда Тимофей вернулся с работы, в доме царила тишина. Он чмокнул Дусю в щёчку и спросил — А у нас сегодня забастовка или всеобщее наказание ?- Дуся , которая ставила на стол тарелку, вдруг тяжело опустилась на стул. -Сядь, Тимоша — попросила она.

Он присел и взволновано спросил — Да что случилось? — Дуся заплакала и кивнула в сторону комнаты — Там Григорий приехал. У ворот свалился как куль. Еле с ребятами его в дом затащили. Тимоша, что теперь делать то?-

Тимофей встал и заходил по комнате. -А что говорит? Где пропадал?- спросил он. Дуся вытерла слезы — Я у него спросила. А он говорит , что посадили его. И что письма мне писал. А я , ей Богу, ни разу даже клочка не получила.

Ещё говорит, что заболел там и деваться ему некуда. А дом то и его тоже. Вот как теперь быть? Засмеют же все. Скажут, у Дуськи два мужика в доме — всхлипнула она.

Тимофей понимал, что Григория ему не выгнать. Ведь он к себе домой вернулся, а он здесь вместо гостя. Подумали они с Дусей и решили. Пусть живёт, пока на ноги не встанет. А потом и поглядеть уже можно будет.

Григорий на поправку упрямо не шел. Дуся и так уставала, а тут ещё он. То приготовь, то обстирай. Тимофей злился, Григорий, пока никто не видел, посмеивался. Но страдала больше всех Дуся. Она нужна была обоим. Григорию для ухода, Тимофею для внимания.

Прошел месяц, но ничего не изменилось. Григорий не вставал, Тимофей на работе пропадал. И Дусин организм взбунтовался. Начались преждевременные роды. Еле до больницы довезли. Родила она дочку. Как они с Тимофеем и договаривались, назвали Анечкой. Но пришлось задержаться в роддоме, дочке нужно было вес набрать.

Пока Дуся была в больнице, Тимофей старался как мог. И детям еды приготовить на весь день и на работу сходить. Про Григория он старался не думать. Если что, дети накормят.

Только стал он замечать, что дети все время кушать просят. Он удивлялся поначалу, сьесть большую кастрюлю супа и быть голодными. Пока Митька не проговорился — А папка Гришка все съедает. А нам мало остаётся —

Тимофей решил разобраться. Зашёл в комнату и с порога сказал — Может пора и честь знать? Если ты столько жрёшь, значит здоровый уже — Григорий встал и насмешливо сказал — Это я тебе хотел сказать. Не пора ли тебе освободить наш дом. Мы семья, а ты лишний — Тимофей сквозь зубы сказал — Дом, может быть и твой. Зато Дуся моя и я ее не брошу —

Когда Дуся вернулась домой с дочкой, Тимофей сразу сказал — Григорий уже здоров. Не вздумай его больше обхаживать. Пусть работать идёт или уезжает — Дуся пообещала — Я с ним поговорю — Но день проходил за днём, а Григорий даже не пошевелился.

У Тимофея было хорошее настроение. Премию хорошую получил. Зашёл в магазин, накупил всем гостинцы. Предвкушая всеобщий восторг, зашёл в дом. И услышал крик — Ты чего мне притащила? Я просил яишенки на сале, а ты мне картохи принесла — Тимофей бросил покупки на пол и туда.

Схватил Григория за шиворот и во двор. — Дуся, собери его вещи, он уезжает. Я тебе покажу, яишенку — громыхал он. Григорий трусливо подбежал к калитке и заверещал — Помогите, люди добрые. Из собственного дома гонят —

Тимофей оглянулся и увидел Дусю. — Я ж тебе сказал, тащи его вещи. Что стоишь?- Та заплакала — Да куда же ему идти, Тимоша? Некуда. Пусть пару дней ещё побудет, пока не решит куда ему податься — Тимофей замахал руками — Ну нет. Хватит с меня. Ухожу. Вижу он тебе дороже меня — И зло хлопнул калиткой.

Дуся не находила себе места. Тимофей не приходил день, второй. Она не выдержала и оставив Анечку со старшими детьми, побежала на работу. И там услышала, что Тимофей уволился и уехал. Вся в слезах вернулась домой. Григорий уже не притворялся и уже вовсю хозяйничал в доме. К примеру ругал Митьку.

Кося глазом, он держал сына в кольце рук и приговаривал — Я твой отец, понял? А не тот мужик, который здесь жил — Дуся в сердцах крикнула — Да какой ты отец? Ни разу конфетки детям не купил. Свалился на мою голову, болезный. Из-за тебя нас Тимофей бросил — и заплакала.

Прошло месяца два. Тимофей не подавал о себе знать. Дуся опять превратилась в нелюдимую женщину. Все молчком , даже взгляд погас. А Григорий видимо решил, что все по прежнему пойдет. И как-то пытался ее приобнять. За что и получил мокрой тряпкой по лицу. Больше попыток не делал. Себе дороже.

Дуся укачивали Анечку и вполголоса пела ей колыбельную. И вдруг услышала голос Митьки — Ура, папа Тимофей приехал — У Дуси задрожали руки. Она аккуратно положила дочь в кроватку и выбежала навстречу.

Тимофей зашёл и сразу скомандовал- А ну собирайтесь. Переезжать будем — Дети сразу побежали к шкафам. А он подошёл к Дусе. — Все, красавица, уезжаем. Пусть этот дом Гришке остаётся. Я тогда что решил? Уехать в соседний район и построить свой дом.

Но на строительство много времени надо, поэтому они мне разрешили пожить в безхозном доме. Я там ремонт небольшой сделал, закачаешься. Ну не плачь. Знаю, что обиделась. Ну прости, дорогая.

Дуся с детьми и Тимофеем уехали. Ей новый дом нравится. Уютный , большой, как раз для большой семьи. Но пока он строится, она издали им любуется. И очень боится потерять Тимофея. Ещё одного такого расставания она больше не выдержит. А он как будто чувствует ее тревогу, все чаще повторяет — Я люблю тебя, красавица моя —

P.S А Григорий по слухам женился. Новая жена ему спуску не даёт. Выгнала на работу и держит в черном теле. Ну и пусть. Кто, что заслужил. Вы согласны?

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x