Не обижайте невесток, чтобы не жалеть потом…

Старый яблоневый сад почти не изменился за эти двадцать лет. Открыв заскрипевшую калитку, Люба вошла в запущенный двор, заросший крапивой и бурьяном, и огляделась.

Низкий бревенчатый дом, в который она когда-то пришла невесткой, почернел от времени и непогоды и глядел на мир грустными ,давно не крашенными окнами. Люба отыскала глазами свою яблоньку — сама сажала ее ясным весенним днем много лет назад.

Она подошла к яблоне и прижалась к ней щекой. На глаза от нахлынувших воспоминаний навернулись слезы. Яблок в этом году было много, и деревья были усыпаны крупными сочными плодами.

Переспевшие, они падали на землю и медленно сгнивали, распространяя по саду свой терпкий сладковатый аромат. Августовский ветер трепал кроны деревьев, и в этом шелесте Любе слышались обида и упрек. «Ну не обижайся на меня, милая»,- женщина погладила шершавый ствол рукой,-«Не сердись, соберу твои яблочки перед уходом»…

Дверь по деревенскому обыкновению оказалась не заперта. У порога лежал старый выцветший половичок — Люба в молодости увлекалась шитьем и вязанием.

Деревянные половицы жалобно скрипнули под ногами, и из спальни донесся когда-то сильный и властный, а сейчас тихий и испуганный старческий голос: «Кто там»? Подхватив тяжелую сумку, Люба вошла к свекрови.

Вообще свекровью Любане Анна Михайловна уже давно не приходилась. Выйдя замуж за Петра и перейдя из отчего дома в дом мужа, Люба и предположить не могла, что через пару лет сбежит из этого страшного дома ночью вместе с маленьким сыном, спасая его и себя…Мать Любы была против этого брака и всячески отговаривала дочь от опрометчивого поступка:

-Ты пойми, Любашка, — приговаривала она, поглаживая золотистые косы дочери,- Петр выпить любит, ты не сталкивалась с пьющими и не знаешь, каково это. Анна Михайловна его одна воспитывала, тяжело будет с ней, она женщина неуживчивая…

-Он любит меня и бросит пить, вот увидишь. А Анне Михайловне я даже нравлюсь, она меня дочкой уже называет,- успокаивала Люба маму.

Сыграли шумную свадьбу, на которой гуляла вся деревня. В первую же брачную ночь, напившись, Петро избил молодую до посинения.

-Сама виновата!- сжав губы в нитку, сказала свекровь, когда Любаня прибежала к ней, ища защиты,- «Нечего было улыбаться всем подряд, Думала, Петенька не заметит, как Сережа на тебя смотрел?

После свадьбы Петр стал напиваться до потери сознания практически каждую неделю. Выпив, он полностью терял человеческий облик, гонял Любку по деревне, бил тем, что под руку попадет и оскорблял.

Протрезвев, он каялся перед Любой, просил прощения на коленях и даже плакал. Любовь — сердобольная русская женщина — плакала вместе с ним. Так и жили. А потом Люба забеременела…

Петр изменился до неузнаваемости: бросил пить, носил Любу на руках и называл милой женушкой. Носил ей охапками полевые цветы и запрещал выполнять тяжелую физическую работу.

Но Анна Михайловна посуровела еще больше. Видеть ей любовь сына к другой женщине было невыносимо. Она гоняла Любу к колодцу, заставляла полоть огород и кидать сено. Несмотря на это, Любка родила в срок здорового крепкого мальчика. Сына назвали Ванечкой. Любаня расцвела и похорошела — в семье царили мир и гармония…

Но со временем Любаша стала замечать неладное. Стоило только Петру прийти с работы, как Анна Михайловна уводила его в кухню, плотно запирала дверь и что-то тихо шептала. После таких разговоров Петя выходил с почерневшим лицом, на скулах играли желваки, он огрызался на жену и сына, и снова стал понемногу пить.

Правда раскрылась очень быстро. Однажды, намотав золотую косу Любы на свой кулак, Петр ударил ее другой рукой по лицу и прошипел:

-Люди-то говорят, Ванюшка не похож на меня совсем. Признавайся, от кого нагуляла? И его, и тебя прикончу…

Отведя душу, Петр повалился на лавку и уснул. Люба, умывшись холодной водой, собрала себя и сына и тихонько выскользнула из спальни. Дорогу ей перегородила свекровь.

-Что, сбежать решила?-начала она, прищурившись,- Иди, иди к тому, от кого ребенка нагуляла. Всю жизнь ты моему сыну испортила. Я найду ему хорошую жену — не чета тебе будет. И хозяюшку, и умницу, и красавицу… Не слушая оправданий невестки, Анна Михайловна вытолкнула ее и зарыла дверь. Подхватив крепко спящего Ваню, Люба оглядела в последний раз сад. У забора тихо шелестела тонкими веточками молодая яблонька…

С тех пор прошло не много не мало двадцать лет. Люба снова вышла замуж, перебралась с семьей в город. Они с мужем открыли свое небольшое дело. Ванюшка закончил учебу и стал главным инженером. Как сложилась жизнь Петра и Анны Михайловны, Люба не знала до прошлой субботы.

-Ваша мама совсем одна. После смерти Петра жена его вторая с детьми уехала к родителям, и к Анне совсем не приезжает. А она у меня денег заняла и не отдает — говорит,нечем. А Вы ведь не чужая ей все-таки…- в этой сбивчивой речи Люба с трудом узнала соседку, тетю Машу. Через несколько дней она собралась и ,невзирая на то, что муж и сын отговаривали ее от поездки, все же поехала в деревню.

Она не ожидала увидеть Анну Михайловну в таком состоянии. Когда-то властная, сильная женщина с горделивой осанкой, сейчас перед ней сидела сгорбленная маленькая старушка с выцветшими глазами, брошенная невесткой и внуками на произвол судьбы.

-Любоьнка, деточка, это ты? — изумленно спросила она.

-Я!-улыбнулась Люба. — Я вам продуктов привезла. И фотографии.

Анна Михайловна открыла альбом с фотографиями повзрослевшего Вани и заплакала. Со страницы на нее смотрели молодые смеющиеся глаза Петра…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x