Машина поездка на день рождения племянника мужа закончилась разводом

Маша корила себя за опрометчивое согласие поехать на день рождения к племяннику мужа. Она уже третий час бродила по частному сектору, раздраженно оглядываясь на следующую за ней гогочущую толпу, оставляющую за собой пустые бутылки. Весело им.

С трудом сдержав желание по-детски показать сопровождающим язык и скорчить рожу, Маша увидела припозднившегося прохожего и изо всех сил поспешила к нему:

— Мужчина, мужчина! Да куда Вы, мужчина! Не бойтесь, я не кусаюсь!

Мужчина ускорил шаг, а услышав «я не кусаюсь», и вовсе перешел на бег. Маша было ломанулась следом, но что-то ей подсказало, что догнать длинноногого прохожего ей не по силам.

Мужчина сбежал, смех за спиной стал еще громче, после кем-то оброненной фразы:

— Смотри, Коля, как от нее мужики бегают! А ты на ней женился!

Голос Риты Маша узнала сразу. Мысленно призвав на голову этой девицы всевозможные кары, Маша встала на месте и оглянулась. Ну какой черт дернул ее согласиться играть в фанты! Чувствовала ведь, что ничем хорошим это не закончится!

Нет, пока в игре участвовали дети, все было хорошо. Стоило детскому саду уехать вместе с бабушкой, а взрослым — повысить градус, как фанты стали злее и изощренней. Не для всех, только для Маши. Для семьи мужа она так и осталась чужой.

— А этот фант… сегодня будет благородным оленем! — глаза Риты светились от предвкушения. Она точно знала, чей фант вытянула — заколка с дешевыми стекляшками точно принадлежала ее «любимой» невестке.

— Каким оленем? — Маша понимала — подвох есть.

— Колька, помнишь, как в детстве? Один, который благородный олень, бежит по улице, руки над головой, пальцы растопырены — это рога, находит прохожего и говорит, что он — благородный олень и бежит дальше. Остальные бегут следом мимо этого же прохожего, останавливаются и спрашивают — благородный олень не пробегал? — загомонила Рита.

Радостный ржач многочисленных родственников стал Рите ответом.

Одно дело, когда подобным занимаются дети. Совсем другое — взрослые люди во первом часу ночи. Изрядно набравшейся толпе идея понравилась. Штраф за невыполнение задания был крупный — 5 тысяч. Коля, супруг Маши, цыкнул на девушку — денег не дам. У самой Маши таких денег с собой не было. И она пошла изображать оленя.

Под громкое улюлюканье Машу выпроводили из калитки — искать прохожих. Сама толпа (Рита с супругом, еще одна Колина сестра с мужем, их двоюродная сестра с мужем и родной брат Коли со своей второй супругой) собралась и шла на расстоянии от «оленя», перебрасываясь скабрезными шутками и обидными высказываниями.

С трудом справившись с заданием — гуляка, спешивший домой, стал свидетелем промчавшегося мимо него «оленя» и указал толпе направление, Маша, в сопровождении толпы заботливых родственников мужа, зашла в дом.

— Зайка, не обижайся! Это просто игра! — хихикнул Коля, попытавшись обнять супругу.

— Я не обижаюсь! — через силу улыбнулась Маша. — Откуда, ты говоришь, Рита с мужем воду носят?

— С колонки на перекрестке. Ты же мимо проходила!

Девушка больше не играла и не притрагивалась к спиртному. В ее голове созрел план мести.

Дождавшись, пока родственники ее супруга окончательно потеряют человеческий облик и уснут кто где, Маша принялась действовать. Она вылила всю воду, что была в доме, собрала все ключи, заперла дверь на замок, вызвала себе такси и уехала домой, на прощание окинув взглядом решетки на окнах.

Утром Маша прикинулась дурочкой — «Ничего не знаю, ничего не помню, а кто за мной дверь закрывал? Ой, а ключи у меня! Конечно, я скоро приеду!»

Изнывающая от жажды толпа встретила Машу как национального героя. Еще бы, ведь добралась Маша к жаждущим только после обеда. Она вручила толпе литровую бутылку минералки — одну на всех, и, брезгливо скривившись, смотрела на борьбу за литр вожделенной влаги, едва не перешедшую в драку.

В тот день Николай открылся супруге с новой стороны. Закрывая глаза, она видела перекошенное лицо Коли, слышала отборный мать с аргументами — почему попить должен именно он, и чувствовала мерзкий запах перегара, которым благоухал ее благоверный.

Подобные посиделки были еженедельными, состав — постоянным. Маша впервые составила Коле компанию, согласившись поздравить его племянника с днем рождения. То, что детский праздник перетек в попойку, стало для девушки шоком.

А радостное Ритино: «У нас каждые выходные так!», стало настоящим открытием. Маша была не против, что муж ночевал у сестры. Но она и не догадывалась об обильных еженедельных возлияниях, принятых в семействе супруга.

— Быдло. А с быдлом я жить не собираюсь. — аргументировала Маша суровой работнице ЗАГСа свое желание развестись после трех месяцев брака.