Мама

— Мама, я должна тебе сказать, — краснея и заикаясь начала Ира.

— Да, дочка, я слушаю.

— Скоро ты станешь бабушкой..я беременна…Я выронила чашку с чаем и тяжело опустилась на стул…

— Да ты сама ещё ребёнок, тебе институт заканчивать надо. Как так? Все перечеркнуть и поставить крест не своём будущем?

— Мама, я хочу этого ребёнка, я его уже люблю. И у меня будет все хорошо. Просто закончу институт немного позже. Успокойся.

— Это ты мне говоришь успокойся? После того, как я растила тебя одна, без отца, разрываясь между двумя работами. Да и сейчас продолжаю пахать, как проклятая, чтобы тебя одеть, обуть, накормить. Ты мне предлагаешь успокоиться?

— Мама, у меня другая ситуация. Женя не отказывается жениться и не собирается меня бросать. Мы любим друг друга и всегда будем вместе, и ребёнка вырастим и воспитаем..

— Так..а теперь расскажи подробнее, кто такой Женя, кто его родители? И где он живет?

Я вздохнула.

— Хорошо, Женя учится на параллельном потоке, ему восемнадцать лет, а родителей у него нет, Бабушка одна воспитала. Они умерли, когда Женя был совсем маленьким.

— Плохо его Бабушка воспитала! — не удержалась я от ехидного комментария.

— Ну мама! Ты же его совсем не знаешь…

— Так познакомь. Приведи его к нам, хочу посмотреть ему в глаза.

— А скандала не закатишь? — дочь опасливо посмотрела в мои глаза, — мы уже все решили, жить будем у его бабушки. Она нам комнату отдаёт, переведемся на заочное. Он уже почти договорился насчёт работы..

— Я ничего не хочу слышать! — сквозь зубы проговорила я , — решили они, рано вам ещё такие вещи решать. Ладно, звони своему Жене, пусть приходит сегодня вечером, поговорим…

Эти дети, взявшись за руки, сидели вечером передо мной и трогательно рассказывали про свои планы на будущее. Я старалась сохранять спокойный вид, чтобы не напугать Женю, белобрысого парнишку с огромными голубыми глазами.

А что мне ещё оставалось? Ира сразу же заявила, что об аборте не может идти и речи.

Как ни странно Женя мне понравился, именно такого мужа я и представляла рядом с дочерью, сразу видно, порядочный, ответственный, с чувством долга, но возраст, возраст! Какой из него отец в восемнадцать то лет!

Вот подождали бы они лет пять, шесть, а лучше восемь, получили дипломы, на ноги встали…вот тогда бы я была за них спокойна.

А этот ребёнок! Он все портит, и жизнь моей единственной дочери тоже.

— Так, слушайте меня. Завтра мы с Ирой идём к врачу.

— Только на аборт я не соглашусь.

— Это мы решим после обследования. Пусть сначала тебя посмотрит Анастасия Андреевна.

Тётя Настя, как я ее всегда называла, была ещё хорошей подругой моей матери, а когда ее не стало и моей. Она практически заменила мне мать. Я всегда бежала к ней за советом и не только по части своего женского здоровья. Вот и на этот раз, я надеялась, она поймёт меня в этой щекотливой ситуации…

…Осмотрев Ирочку Анастасия Андреевна, выпроводив дочь, подошла ко мне почти вплотную и тихо проговорила:

— Никаких абортов! Надя, я работаю в этой сфере много лет, видела сотни трагедий и комедий, вытирала тысячам женщин слезы. Я прекрасно понимаю твою ситуацию, возможно, что даже согласилась бы с тобой, но не в этом случае…У Ирочки редкой формы загиб, это просто чудо, что она забеременела. Вообще то во второй раз это будет уже невозможно. В случае аборта, мы подарим ей бесплодие…

Я без сил опустилась на кушетку.

— Вы уверены?

— Надя, ну а что такого произошло? Сколько ей? Восемнадцать? Родит, будет девятнадцать. Раньше вон в шестнадцать замуж выдавали. Поможешь, потерпишь. Зато потом будет молодая мама взрослой дочери или сына. В старости одна не останешься.

— Спасибо …- прошептала я не скрывая слез, — будем думать…

***

По пути домой я нашла в записной книжке адрес моей бывшей одноклассницы, слышала, что она стала хорошим гинекологом. Ехать к ней пришлось в соседнюю область. Проговорили мы весь вечер и половину ночи.

— Ты хоть понимаешь, на что меня толкаешь? — спрашивала Люба, грозно сдвинув брови

— Да наоборот, я все равно добьюсь, что этого ребёнка не будет, или заставлю Иру сделать аборт, правда потом у неё не сможет быть детей…

— Ты хочешь чтобы я обманула твою дочь, дала ей наркоз, сделала кесарево, а потом сказала, что ребёнок не выжил?? — еле слышно проговорила Люба, — это же твой внук! Или внучка.. только представь, что я на себя беру!

Тогда я встала перед ней на колени…

— Любочка, ты моя последняя надежда, никто никогда ничего не узнает. Я напишу за Иру отказ от ребёнка… У меня есть деньги в банке, я на учебу и свадьбу копила, их хватит на машину. Умоляю…

Тут же я заметила, как загорались глаза одноклассницы. Я сразу же узнала ту девчонку, с которой когда-то дружила, жадную и завистливую Любочку.

Кажется я угадала. Пусть мне придётся отдать все, что у меня есть, зато жизнь будет спокойной.

Дочь окончит институт. Получит диплом, начнёт работать, она не будет мыть полы и вкалывать бухгалтером как я.

***

Спустя восемь месяцев, в назначенный день мы с Ирой приехали в роддом, где работала Люба. Дочь знала, что будет кесарево, по причине ее близорукости, а почему на роды мы поехали в соседнюю область, я объяснила просто — тётя Настя приболела, вот и договорилась с хорошим врачем, по её рекомендации.

У Иры родился здоровенький крепкий мальчик. Когда Люба вышла из операционной она озабоченно посмотрела на меня:

— Ну что, не передумала?

— Нет, вот…заявление об отказе от имени Иры. — я протянула ей дрожащими руками бумагу. И быстро сунула ей в руки увесистый свёрток с деньгами — все мои сбережения за много лет каторжной работы.

Люба кивнула взяла деньги и заявление и ушла…

Ира, узнав о том, что ребёнка не стало, долго плакала. Мне было ужасно ее жалко, в какой-то момент я даже чуть было не передумала и не бросилась разыскивать Любу, чтобы все изменить. Но тут же приказала себе: «Остановись, ты все сделала правильно!»

Ира ещё будет счастлива, а сейчас это вынужденная мера.

— Доченька родная моя не плачь, — шептала я по вечерам, прижимая ее к себе — ты ещё молода, успеешь еще выучиться и замуж выйти и деток нарожать…

Ира сначала много плакала и кричала, что ей не нужны другие дети, она уже полюбила своего сына. Тяжело было слышать это, но я крепилась, если ещё и я удалюсь в истерику, то что с нами будет.

Женька переживал не меньше дочери, но крепился и поддерживал Ирину, повзрослев за это время будто на десять лет…

Он сдержал своё слово, начал работать и учиться заочно, спустя полгода расписались. Жить молодые начали в квартире бабушки Женьки Алевтины Ивановны.

А через два года старушка умерла оставив квартиру внуку, родственников у неё больше не было.

Все у детей было хорошо: учились, работали, любили друг друга, а детей не было…А они очень хотели. Женя возил Ирину по врачам и санаториям, по бабкам и экстрасенсам, да все без толку.

Дочери уже было за 30 когда врачи поставили ей окончательный диагноз «бесплодие».

Однажды вечером дочь прибежала ко мне в слезах:

— Мама, Женька хочет от меня уйти!

— Как уйти…куда?

— От меня уйти, просит чтобы я его отпустила, у меня же не будет больше детей, а он так хочет стать отцом..

Ирка зарыдала, а я побежала одеваться и натягивать сапоги.

— Ты куда? — бесцветным голосом спросила дочь

— Пойдём! Сейчас я ему объясню, что такое предательство.

— Нет Мама, не надо, — тянула меня назад Ира, — он прав, зачем ему такая жена…пусть идёт.

Дочкино горе подействовало на меня сильнее чем любая истерика, я решительно подняла ее за плечи и сказала:

— Пошли. Я должна вам кое что сказать.

***

Дети выслушали меня молча, к концу истории Женька вскочил и начал нервно ходить по кухне, на ходу пытаясь закурить и ломая спичку за спичкой.

Ира полными слез глазами смотрела на меня, а потом спросила:

— За что? Мама? За что ты так со мной? Что я тебе сделала? Это был мой ребёнок! Мой сын! Где он теперь? Отвечай!

Хрупкая Ира внезапно подскочила ко мне и начала трясти меня за плечи.

Что я могла ответить? Опустив голову я молчала.

С того дня все изменилось. Женя никуда не ушёл. Дети сплотились в своём горе, став единым целым, принялись искать сына, которого я у них отняла.

Со мной они прекратили какие-либо отношения. Все последние новости я узнаю у сердобольной соседки из из подъезда.

А на днях она рассказала, что видела Иру и Женю с мальчиком лет десяти, сильно похожим на них. Ира была счастлива, давно она не видела счастья в ее уставших глазах…Что это был за мальчик? Неужели их сын?

Набравшись смелости, в один из последующих вечеров я стояла возле двери дочери.

— Мама?…ну проходи.

Навстречу выбежал мальчишка, копия Женя, подбежал к дочери и спросил:

— Кто это мама Ира?

Повисла тишина, из комнаты вышел Женя, увидев меня тоже замер, не найдя, что сказать.

— Это сынок твоя …бабушка, — по щекам дочери побежали слезы, она закрыла глаза руками, а мальчик с любопытством взглянул на меня..

— Вы его нашли? Как? — тихо спросила я Женю.

Женька отвёл меня в сторону, чтобы мальчик не услышал нас.

— Ваша подруга помогла, которая делала Ире операцию. Максимка жил в детском доме в соседнем городке, и его практически усыновила одна богатая пара. Ещё немного, и мы бы не успели. Нам пришлось хорошо отблагодарить Любовь Константиновну.

Потом помедлил и добавил.

— Вы можете видеться с Максимкой, мы не вправе вам запретить, но для нас с Ирой, простите, вы совсем нежеланный гость…

И я ушла, за те десять минут я многое осознала, осознала ту чудовищную ошибку, которую совершила. Сколько я обманывала дочь? Зачем все это было нужно? Сейчас я сделала бы все, чтобы изменить ее жизнь, но увы, время безвозвратно ушло, а ошибки молодости теперь до конца жизни будут висеть на моей душе непосильной ношей…

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓