Бабуля увлеченно рассказывала о любимом питомце. Но когда она сказала, кто он…!

Мы с сыном носились друг за другом по Кузьминскому парку на бренчащих самокатах. Устали и бухнулись на лавочку немного передохнуть. Рядом сидели две неулыбчивые дамы, обеим лет под восемьдесят.

Дамы чинно вели какой-то свой неспешный разговор и нам пришлось стать его невольными слушателями.

— …Да, он очень умный, Вы даже не представляете какой.

— А дорого ли обошелся?

— Ой, лучше не вспоминать, баснословно дорого. Две пенсии, больше даже. Мой покойный муж ни за что бы не позволил купить такого дорогого.

— Ну а как он вообще, не жалеете, что купили?

— Нисколечко не жалею, за месяц уж привыкла, даже имя ему дала, Геной назвала, как крокодила, он и по характеру на него похож. Я с ним как с человеком разговариваю.

Поначалу творил, конечно, черти что. Фарфоровую балерину скинул с этажерки, но теперь я научилась с ним управляться. А вообще Гена мне очень помогает, очень. С моей-то спиной.

Залезает повсюду, за ним не угонишься, правда, его потом и самого нужно пылесосить. Я выделила Гене место под телевизором, он там спит целыми днями. Когда меня нету дома, я не разрешаю ему гулять, мало ли что…

Образ жизни у Гены ночной. Днем спит, а ночью ходит-бродит по всей квартире, у меня все равно бессонница, лежу слушаю, как он рычит. Кушает. Все таки, Вы знаете, уже как будто и не одна дома, какая-никакая, а компания.

Я Гену очень полюбила, теперь даже не представляю, как обходилась без него? Забот с ним никаких, одна польза.

Сын мне прошептал на ухо:

— Котенок.

Старушка продолжала:

— А прошлой ночью пришел к моей кровати, вертится вокруг, не отходит. Я ему говорю: — «Гена, ну чего ты тут крутишься? Залезай под кровать, там для тебя есть что покушать и спать уже иди, хватит бродить.

Он так и сделал – немного поел и спать пошел. А бывает, что запутается где-нибудь в шторах, бедняжка, а вылезти сам уже не может и ни туда ни сюда, как рыба в сети. Пищать начинает, меня зовет, чтобы спасала. Иду спасаю, выпутываю. Дурачок такой.

Мы с сыном одновременно посмотрели друг на друга и тихо сказали:

— «Не котенок…»

А Генозаводчица все расхваливала взахлеб своего питомца:

— С Геной лучше, чем с собакой – ни гулять не нужно ни кормить и аллергии никакой, а даже наоборот. И запаха от него почти нет.

Сын удивленно зашептал:

— И не собака…

Мы немного отдохнули, опять запрыгнули на свои самокаты и покатили дальше. Отъехали от старушек метров на сто, сын и говорит:

— Папа, а все же кто этот Гена, если не котенок и не щенок? Может черепашка?

Я говорю:

— Нет, черепашка не умеет кричать и звать на помощь, когда в шторах запутается.

— А удав может?

— Нет, тоже не может.

— Тогда что же это за зверек? Может крыса?

— Может и крыса, но я слабо себе представляю как крыса может рычать…

— Папа, а давай вернемся и ты спросишь.

— Хорошая идея, вот поезжай и сам узнай. Учись разговаривать с незнакомыми людьми.

Сын засомневался, но любопытство пересилило и он погнал к старушкам. Поговорил, вернулся очень хитренький и с конфеткой в руке. Мы возвращались к машине, время шло, а Юра только улыбался и говорил:

— Папа, я то знаю, кто такой Гена, а вот ты будешь до конца своей жизни мучиться и страдать, но так и не догадаешься. Я и правда был очень заинтригован. Пришлось кой чего пообещать своему шантажисту, чтобы наконец узнать, что любимый бабушкин питомец Гена – это всего лишь… робот-пылесос…

Источник