Почему мы не можем купить себе папу?

Олеся родила дочку в 39 лет. От законного мужа. Была свадьба, платье машина с кольцами – все по традиции.

Когда полугодовалая дочка Оленька лежала в кроватке, а муж пошел принять ванну, засветился экран мобильного телефона. Олеся машинально коснулась его рукой и увидела текст смс-сообщения: «Пашенька, милый, любимый…»

Олеся, еще не веря до конца, что это сообщение ее мужу, стала листать переписку и пришла в ужас: почти год он общается с любовницей, которая живет в другом городе. Олеся вспомнила, как за это время он уже пять раз съездил в якобы командировки.

После этого был скандал, в ход пошли даже сковородки. А потом они развелись, и Павел уехал из родного города.

Год Олеся оплакивала измену и свое неудачное замужество. Она даже перестала делать дома уборки: во всех углах был завал, на шкафах скапливалась пыль.

— Считай, что тебе повезло, — говорили ей подруги, — ты заскочила в последний вагон: родила дочку почти в сорок лет. Это твой единственный ребенок!

Со временем Олеся успокоилась; подрастала дочка: начала ходить, потом разговаривать. В три годика она уже интересовалась, где ее папа.

Олеся, не видела своего бывшего уже больше трех лет и решила активно заняться устройством личной жизни: найти себе мужа и дочери отца.

Сначала появился Олег, и дочка потянулась к нему, называя папой. Но Олег через пару месяцев уехал на Север, помахав Олесе ручкой и признавшись, что к ней он не вернется. Потом появился Владимир.

Четырехлетняя Оля бегала за ним «хвостиком» и просила поиграть, почитать, погулять. Но Владимиру, бросившему жену с тремя родными детьми, чужая Оля совсем была не нужна. И с Олесей у него не сложилось.

Когда Оле исполнилось пять лет, на пороге появился новый папа – дядя Рома – добродушный, веселый. Он быстро нашел общий язык с девочкой, стал называть ее дочкой. Но его увлечение спиртным Олеся принять не смогла. Расстались.

Олесина мама загибала пальцы, перечисляя всех несостоявшихся мужей сорокапятилетней дочери, раздражая Олесю и вгоняя в уныние. Она покупала дочке красивые вещи, игры, но девочка постоянно говорила, что мечтает о папе:

— Ну, почему мы не можем купить себе папу? – спросила как-то Оля маму.

Олеся, как могла, объяснила, что это же не вещь, это живой человек и папу «купить» невозможно, на что дочка ответила:

— А у Кати мама говорит, что она «купила» дядю Артема.

Олеся поняла о чем идет речь: с Катиной мамой Олеся пересекалась в детском саду. У женщины был прибыльный бизнес, и недавно она приняла молодого паренька, который услужливо распахивал перед ней дверцу машины.

Олеся убедила дочь, что та неправильно поняла слова Кати. Но самой было больно уже не столько за себя, сколько за дочку.

И вдруг неожиданно объявился родной отец Олечки. Девочке было шесть лет, и она должна уже осенью пойти в школу. Впервые Павел явился в родной город и пожелал увидеть после долгой разлуки дочь.

Олеся не возражала, к тому же подруга узнала, что Павел развелся с женой, к которой уехал когда-то, бросив Олесю с дочкой.

Домой к Олесе Павел не пошел, и поэтому втроем они погуляли в парке. Оля присматривалась к отцу и по-взрослому сдерживала свои эмоции. Но во вторую встречу она уже повисла у него на шее.

Подруги намекали: «Может, сойдетесь». Но Олеся отрицательно мотала головой; было заметно, что Павла она уже не любит.

— Самое главное, — говорила Олеся, — что после шести лет разлуки, он с дочкой видится: гулять ходит, игрушки, вещи ей покупает, книжки читает. У Павла ведь тоже Оленька единственный ребенок.

Так что пусть у нее будет отец, чтобы не пришлось когда-нибудь другого папу «покупать».