Куда родня девает свой стыд и совесть?

Полтора года назад мамина соседка сообщила мне, что вокруг мамы начали крутиться подозрительные личности. Оставив соседке свой номер телефона, я попросила её позвонить, когда они появятся в следующий раз.

«Подозрительными личностями» оказались моя сестра с мужем. Давненько я их не видела, лет 5 уже.

Тогда мы с сестрой крупно поссорились: маме нужно было оплатить операцию, сестра сказала что у неё нет ни копейки, а сама укатила за границу на отдых. Мне тогда пришлось продать свою квартиру, чтобы оплатить маме эту операцию.

Оставшихся после оплаты средств, хватило на взнос по ипотеке. Я жила у мамы и сдавала свою ипотечную квартиру. Пару лет назад я вышла замуж и переехала к мужу. Мне повезло — дом мужа был недалеко от дома мамы, поэтому я могла её часто навещать.

Позвонила соседка, сообщила что «подозрительные личности» снова пришли. Через 10 минут я была у мамы. Сестра, увидев меня на пороге, сразу засобиралась домой. конечно, спустя 5 лет, она не просто так явилась к маме в дом.

Она собиралась открыть свой бизнес и ей требовался залог для банка. И в залог она хотела отдать мамину квартиру. Вот, удивительно, отчего же не свою? Я строго-настрого наказала маме не слушать сестру и не соглашаться на её предложения.

Мама меня не послушала. Она всё-таки переписала квартиру на сестру. Та, естественно, прогорела и не смогла рассчитаться с долгами.

Встретившись с сестрой и мамой, я узнала что у них есть выход из сложившейся ситуации: так как мамина квартира вот-вот уйдёт с молотка, мама переезжает жить ко мне. Вот так. Без меня меня женили.

А вот нет. Я и так ради мамы влезла в ипотеку, продав своё жильё. Я предупреждала маму: не ввязываться в дела сестры.

Я выдвинула встречное предложение: пусть сестра забирает маму к себе. У них с мужем трёшка, места для мамы вполне хватит.

На это сестра начала возмущаться, что это мне! плевать на нашу мать. Будто это я, а не она, оставила маму бездомной.

Мама переехала ко мне. На нервной почве, маме стало плохо, её увезли в больницу. Регресс после с таким трудом сделанной операции, сошёл на нет.

А сестра даже в больнице появиться не соизволила, хотя всё случившееся — целиком и полностью её вина.

Маму выписали домой, умирать. А сестра, на разницу между долгом банку и стоимостью квартиры, купила себе машину. В то время, как я еле наскребаю маме на обезболивающие, эта гадина живёт себе, как ни в чём не бывало.

Ведь мы ведь росли в абсолютно одинаковых условиях. Нас воспитывала одна мама. Куда сестра дела свой стыд и совесть?