Краденое солнце или история любви хорошего мальчика и плохой девочки

Знаете ли вы, что нормальную жизнь могут построить меньше десяти процентов выпускников детских домов? Остальные скатываются на дно. Преступный мир, алкоголизм и т. д. К сожалению, это факт. Впрочем, сегодня история не о девушке, которая пополнила своим горьким примером печальную статистику, а о том, кто ее полюбил…

Жил-был хороший мальчик из хорошей семьи. А родословное древо брало свое начало чуть ли не от Пушкиных… Допустим, у них простая русская фамилия Ковалевы.

Добрый умный юноша получил замечательное образование. Английский язык и маркетинг. Вроде бы все прекрасно. Но со школы, если не с детского садика, Юра в отличие от брата и сестры был с шилом в пятой точке. Глаза горят, на подвиги тянет.

Мама и тетя уверяют, что у них в роду аналогичные экземпляры появляются на семейном древе с завидной регулярностью. Чуть ли не каждые пятнадцать-двадцать лет. И цветут буйно, ярко. Все как один невысокого роста. Тощие, глазастые, неугомонные, талантливые.

Явно напоминая семье именно таких предков, например дуэлянтов восемнадцатого века, мореплавателей и картографов девятнадцатого, революционеров начала двадцатого, — невысокий энергичный Юра с детства находил проблемы на ровном месте.

С друзьями его круга нашему герою было скучно.

И Юра то покупал себе мотоцикл, то бросал учебу и уходил служить в армию.

Лет пять назад влюбился в девушку ангельской внешности. Хотел жениться. Впустил не только в квартиру, в свою жизнь, но и в душу, сердце.

Родным и друзьям представил. Держал за руку, притягивал к себе, целовал в щечку.

— Солнышко мое.

Вроде даже заявление в ЗАГС подали…

Лапушка была выпускницей детского дома…

Юра не просто так звал ее Солнышком. Вся золотая, дивная. Ох и ах.

Врала, пила и курила.

Воровала.

Закатывала истерики.

Не хотела делать ничего. Даже постирать свои колготки, вымыть за собой же чашку.

Исчезала без предупреждения. Уезжала к «друзьям». Таким же выпускникам, которые сдали полученные от государства квартиры, а сами кучей съехались в одну. И пили, пили, существовали на деньги от аренды.

Смотрели сериалы, спали до обеда, не работали. Загаживали пространство вокруг.

Дрались… Мирились. Ревновали. Изменяли. Сходились и расставались. Мечтали «срубить бабла по скорому».

Смеялись над единственным из их выпуска парнем, который пошел в армию, а потом вроде как решил продолжать службу, стать военным. Еще бы. Дурак в погонах. Ходит строем. Что взять с идиота?

Они-то умные. Десять человек в двушке. Они победят этот мир, он прогнется под их хотелки…

Зависть и ненависть к «домашним», к «богатеньким», вот что излучали близкие приятели Солнышка. И она сама, когда не притворялась лапочкой.

Юра был по их понятиям из вражеского лагеря. Тот самый хороший мальчик, которому все досталось от рождения. Просто потому, что повезло…

Юра боролся.

Водил девушку к психологам, учил ее готовить, обслуживать себя. Реально был сильно влюблен. И думал, что вместе они справятся. Все преодолеют.

Но никакого «вместе» не получалось. Солнышко не умела сочувствовать. Просто эта опция в душе была выключена.

Не могла понять, пожалеть. Не была способна сосредоточиться, выслушать, вникнуть. И психовала, если ее просили хоть что-то сделать… Самую малость? После долгих уговоров? Да.

Но на… отвалите! Т.е. поспешно, криво и тяп-ляп, лишь бы отвязались.

Зато она виртуозно придумывала оправдания своей лени, хамству, неряшливости. И явно сочиняла ужасы, и рассказывала реальные страшные вещи из системного житья…

Но…

Лень. Воровство. Грязь. Измены. Снова и снова.

Когда Юра подхватил очередную венерическую инфекцию от любимой, то не выдержал.

Выставил за дверь. Поменял замки.

В ушах звучали прощальные оскорбительные фразы.

Солнышко не жалела, била словами, что есть силы.

Юра чувствовал себя, как спустившееся колесо. Можно сказать проще — сдулся. Хотя в его случае правильнее будет другое сравнение. Наскочил на железку, распоровшую жизнь насквозь.

И словно воздух из груди вытек. Не дышалось нормально. Морда серая. Губы побелели…

Прабабушка увидела внука и заплакала, что погубили, прокляли. Сам Юра ни в какие порчи и колдовство не верил. Но понимал, что слоняющуюся у его дома Солнышко запросто может пожалеть, впустить обратно.

И это его точно доконает…

Так что он попросил о помощи друга по армии. Сурового и циничного Валентина.

— Валя.

— Че?

— Если встретим, пока чемодан пакую, ты меня бей по башке. На плечо тушкой и тащи прочь. Но одного с ней не оставляй…

Валентин плечиками широкими, как у родного брата Ильи Муромца пожал. Потом кивнул.

— Не боись. На съедение не брошу.

Кстати, парням повезло, в два дня сбора вещей и документов девушка не появилась.

Юра решил рвать связи полностью. Жечь мосты. Менять реальную географию, а не только пароли в социальных сетях…

Уехал на Север. На подработку, от которой раньше отбивался. На год или полтора, уже не помним. Не суть.

Забыть Солнышко сразу не смог, но перестал страдать до перебоев в сердце. Боль притупилась. Стала привычной, немного сгладилась.

После этого этапа, а он неплохо заработал на Севере, вернулся и начал строить жизнь заново. Как сейчас шутит наш герой: стартовал — не с нулей, а с минусов.

Продал старую квартиру, перебрался в другой район. Но еще какое-то время ходил такой-же выключенный. Поникший. Ничем больше не напоминающий своих неугомонных предков.

Тех, которые, как мы помним, ухитрялись отметиться на географических картах страны, оставили след в ее истории.

Скучный серый парень в хорошем костюме. С тусклым взглядом…

Таким он и столкнулся с Леной. Которая — внимание, и рассказала нам эту историю.

Реально столкнулся. Наехал на нее. Не задавил, но почти. Повезло дураку!

Вышел из машины, помог подняться. Спросил заикаясь от того, что понял, едва не стал убийцей:

— Ккуда отвезти? Надо ли в больницу?

Словил пару оплеух, потер горящую щеку (жертва била не жалея), выслушал нелицеприятное о мажорах на дорогих тачках. Согласился, что все чистая правда. Что он урод. Пообещал компенсировать и подвезти.

Достал кошелек.

Лена за руку перехватила.

Пальцы у нее были неожиданно сильными. И без маникюра. Юра отвык от таких.

— Компенсировать? Прекрасно. Завтра с девяти утра и как получится. И в воскресенье тоже. Тогда закроем тему.

— Что делать? Зачем?

— Возить. Мне надо в ста местах побывать. И кое-где мужская сила пригодится.

Юра смотрел в лицо взрослой женщины, лет на пятнадцать старше, которая давит его и строит, но не чувствовал себя использованным. Совсем нет.

Скорее, казалось, что его подхватил и тянет поток. И чтобы выплыть придется поработать руками и ногами. Да и голова пригодится.

Лена занималась помощью одиноким старикам. И невольный, вернее на тот момент — подневольный волонтер, отпахавший с ней оба выходных, понял к ночи воскресенья, что чувствует не только ломоту во всем теле, но и тепло в груди.

А Лена, угощая кофе и бутербродом, вдруг сильно толкнула острым локтем в бок.

— На человека стал похож.

— Реально?

— Ага. А то вел себя как чучело замороженное.

Лена изобразила его лицо, мимику, поджала губы. И Юра понял, что хохочет. Получилось похоже, обидно, но классно.

Он смеялся, и чувствовал, что отпускает. Физически, не образно. С каждой минутой дышалось все легче.

И за пару недель, а может за месяц общения с Леной и ее подопечными, ее друзьями, семьей, помощниками все пиджаки стали Юре малы в плечах. Разве растут в тридцать лет?

Лена это называла так: Крылышки расправил.

С ней все было просто, честно. Дал слово — держи. И Юра держал. Приезжал, помогал. Что-то покупал, что-то таскал.

Его постоянно подкалывали, не обращая внимания на попытки отгораживаться.

Дети Лены, как обезьянки, перемахивали через любые преграды. А спокойный как удав (а кто еще может выдержать рядом с ураганом столько лет?) муж нашей приятельницы предлагал помощь, если надо отбиться от банды. Просил подать знак.

— Маши, когда тебя прятать.

Имелось ввиду буквально запустить в кабинет и закрыть. Кабинет папы это святое. Туда никто без стука и разрешения доступа не имел.

Огромная квартира досталась мужу Лены по наследству. Она нуждалась в ремонте. Но, не смотря на перманентный бардак и разгром, была с чисто вымытыми полами и согревающим сердца теплом, которое излучала хозяйка.

Однажды, сам не понял, как и зачем, но Юра рассказал Лене про Солнышко.

Сидели рядом на балконе. Муж, дети, родители, все большое семейство подруги уже улеглось. Поэтому говорили тихо. Пили крепкий чай из термоса и шептались.

Лена задавала короткие вопросы. Иногда сквозь зубы коротко ругалась. Снова била локтем в бок. Или похлопывала по плечу.

Потом сказала.

— Юрка. Ты уже починил себя!

И он понял, правда. Наконец, получилось. Подтвердил.

— Да.

Через несколько месяцев признался Лене, что старики не совсем его тема. Хотя иногда будет подключаться к волонтерам.

Не бросит волонтерскую команду окончательно. Лена поняла. Она всегда понимала его лучше остальных. Лучше, чем родители и друзья. Такое мистическое родство душ.

— Это из-за Солнышка?

— Да.

— Хочешь найти ее?

— Нет. Нет. Но…

— Колись, чего придумал.

И он рассказал.

Юра собирается стать наставником. Тем, кто занимается с подростками-сиротами. Тем, кто учит банальным простым вещам. Помогает вырабатывать правильные привычки. Подсказывает. Отвечает на вопросы.

А его Краденое Солнце? Так и пропало на дне жизни…

Подробности крайне неприятны. И мы их опустим.

Сейчас Юра встречается с бывшей одноклассницей Мариной. Которая внешне (невысокая и пухленькая, с крестьянским – по словам мамы Юры лицом) и по статусу (продавец) нашему герою совершенно не подходит…

Как и Лена, она из простой семьи.

В пафосную центровую школу Юры ходила потому, что жила в соседнем доме. И в свое время страдала из-за снобизма одноклассников. Тем не менее, не озлобилась!

Добрая и светлая натура.

Была замужем. Есть сын. Собираются пожениться с Юрой. И говорят оба, наперебой, что кроме парочки своих детей — обязательно нескольких усыновят.

Марина любит Юру со школы.

Нам немножко страшно за них. Но мы в ребят верим. В конце концов, они из тех, кто не сдается.

Лена выбор Юры одобряет. Говорит о будущей жене своего друга так: «Гарная деваха, с сердцем!»

Грозится выдать невесте рабочую инструкцию по эксплуатации трудного экземпляра, который ей достался.

Со всеми секретными кнопками. И вообще, обещает Марине, как же это было сформулировано- «полное сопровождение процесса, с постоянной психологической поддержкой жены»!

— Не стесняйся звонить и советоваться, Мариночка! Я на твоей стороне!

Юра брыкается, но кто его спрашивать будет?

Пожелаем ребятам счастья.

P.S.: в семье Юры, у многочисленных Ковалевых очередные перемены в его жизни вызывают неоднозначную реакцию. Но он ни у кого советов не просит. Идет своей дорогой. Говорит, что привыкнут и успокоятся.


Авторы: Татьяна Чернецкая и Наталя Шумак

ЧТОБЫ ВИДЕТЬ ВСЕ ИСТОРИИ мало поставить «Нравится» странице. Facebook следит, ставите ли вы лайки, делаете репосты и оставляете ли комментарии к анонсам публикаций в ленте...

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
Все комментарии
0
Что думаете? Пожалуйста, прокомментируйте.x
()
x