Копит на квартиру с помощью алиментов?

— …Сын хочет в суд подавать на бывшую жену! — делится с подругами пенсионерка Анна Иннокентьевна. — Хочет добиться, чтобы алименты ему разрешили не ей на карту переводить, а на счет ребенку. Может, хотя бы так деньги по назначению дойдут, пусть не все, но какая-то часть…

Сын Анны Иннокентьевны Федор развелся с женой Татьяной год назад. Поскольку жили они в добрачной квартире Федора, Татьяне после развода пришлось съехать к матери — вдвоем с пятилетним на момент развода сынишкой Денисом.

— Федор очень просил оставить ребенка ему, но Татьяна и слушать не захотела, — вздыхает Анна Иннокентьевна. — Не отдала. Получается, живут сейчас вчетвером: они с сыном, мать и бабушка старая, нездоровая. Сидят друг у друга на головах…

…Татьяна до развода не работала, поэтому пришлось ей нелегко, несмотря на то, что родные потеснились и приняли ее с сыном. Сейчас женщина более или менее встала на ноги — нашла работу, правда, с копеечной зарплатой, зато недалеко от дома и с возможностью брать больничные при нужде.

Повесить на шею матери, которая ухаживает за больной бабушкой, еще и своего сына Татьяне не позволяет совесть. Поэтому и работу она искала такую, чтоб максимально успевать заниматься сыном самой.

Конечно, случаются всякие накладки и форс-мажоры, и тогда приходится искать варианты. Иногда даже подключать бывшего мужа и свекровь.

— … В пятницу Федя сам из садика Дениса забирал, у Татьяны дела были какие-то, она попросила. Привел ко мне. Батюшки! На улице дождь, ветер, люди идут в куртках и сапогах — а мальчишка наш в кофтенке какой-то кургузой, рукава по локоть уже ему! Все малое… Ни кроссовок нормальных, ничего, ботинки какие-то старые, с облупленными носами. Кто-то отдал, наверно. Майка застиранная, в общем, обнять и плакать! Сын бывшей звонит — мол, Таня, что за дела? Я, говорит, больше двадцати тысяч рублей алименты тебе плачу! Неужели на эти деньги нельзя ребенку одежду купить — ветровку, обувь нормальную, футболку новую?.. Как так-то?!

— Ну двадцать тысяч — неплохие алименты, да, — соглашаются подруги Анны Иннокентьевны. — Одеть ребенка можно вполне. Странно, что мать это не делает… Может, копит на что-то?

— Точно, копит наша Таня… на квартиру! Сама сказала сыну в ответ на претензии… Получается, что она алименты откладывает в кубышку. Ну или наоборот — на алименты живет вдвоем с сыном, а зарплату свою относит на счет. Это в принципе сопоставимые суммы… Федор просто в бешенстве был! Кричит — я, мол, тебе деньги даю, что ли! Я их ребенку своему перечисляю!.. А ты их у него отнимаешь!

Анна Иннокентьевна тяжело вздыхает.

— В общем, сын узнал у юристов, что при определенных условиях можно сделать так, чтоб половина суммы алиментов ежемесячно уходила Денису на счет и копилась там до восемнадцати лет. Вот, теперь так и хочет поступить…

— Но невестку твою бывшую тоже можно понять! — говорят Анне Иннокентьевне подруги. — Поставь себя на ее место. Свалилась на голову к родственникам, да еще и не одна. Они пустить-то пустили, но вряд ли счастливы от такого поворота. Хорошо, если молчат и терпят, а может, и вслух попрекают? Каково ей жить в таких условиях? В конце концов, квартиру она купит ведь и для ребенка тоже! Не только же для себя старается…

— А я вот сына понимаю, а ее нет! — горячится Анна Иннокентьевна. — Таня хорошо устроилась за счет ребенка, я считаю! Отдавала бы мальчика отцу, и платила алименты сама! Хочет копить на квартиру — да не вопрос! Шла бы работать на две работы, на полный день, за хорошие деньги, не придуривалась бы с этим «госучреждением рядом с домом» — но ведь так она не хочет! Потому что это сложно и тяжело. Проще сидеть на шее…

— Слушай, ну вот представь, «отполовинит» твой сын алименты, разве лучше ребенку будет от этого? — убеждает Анну Иннокентьевну подруга. — Сейчас он в старой одежде ходит, а тогда что будет — если от отца будет приходить в два раза меньше?

— Знаешь, сейчас сильно хуже не будет, потому что хуже уже некуда! — запальчиво спорит Анна Иннокентьевна. — Поест ребенок в садике худо-бедно, одежду необходимую мы с сыном ему купим, черт с ним. Но зато хоть в будущем что-то получит от отца! Какой-то старт, может, на образование, может, на первый взнос — но ему, а не его матери!..

***

Как считаете, мужчина-алиментщик прав в своем негодовании? Он платит неплохие деньги, на половину содержания ребенка двадцатка в месяц — это за глаза. Ведь и мать должна принимать финансовое участие.

Мужчина просто обязан защитить сына в такой ситуации от недобросовестной мамаши?

А в том, что у матери его ребенка нет квартиры, и вообще вот такая ситуация, он не виноват. Со своей стороны он предложил вариант забрать сына себе, мать на такое не согласна категорически. Чем он может в таком случае ей помочь? Пусть крутится сама, но не за счет же ребенка!

А может, все же разведенный муж не имеет никакого права лезть в финансовые дела бывшей жены? Подумаешь, поймал за руку — в облупленных ботинка, эка невидаль. Ноги сухие, да и ладно.

А не нравится — магазины открыты, слабо взять сына за руку и купить ему на сезон все, что нужно? Поди-ка не миллионы это стоит, и работающему мужчине с собственной квартирой такой гусарский поступок раз в сезон вполне по силам?

Низко это, взять и оттяпать у и так загнанной в угол женщины большой денежный кусок.

И нечего прикрываться благородными целями и заботой о ребенке — папаша просто прищучить хочет бывшую жену в очередной раз? Отомстить, унизить, наказать и что там еще…