А маме мы ничего не скажем…

Когда папа косячил и не хотел, чтобы я его сдавала маме, он всегда покупал мне киндер. Началось это, когда мне было года 4 и продолжалось в течение всего моего детства.

Действовал метод безоговорочно – я хранила язык за зубами, а отец успевал исправить свои ошибки. Недавно пошли вместе с мужем прогуляться, взяли с собой и моего папу. А мама не разрешала ему пить, потому что завтра им нужно было куда-то там ехать.

Родитель мой, конечно, жену не послушал, заскочил в супермаркет и купил на всех пиво.

Я увидела и говорю: «Ты что, мама ведь ругаться будет!»

Он молча разворачивается и возвращается в магазин. Выходит оттуда с киндером, вручает его мне и произносит: «А маме мы говорить не будем!», а у самого аж лицо светится от счастья.

Как же приятно, что я до сих пор остаюсь для него ребенком!