Как внучек бабушке за мамку отомстил

У женщины одной сынишка лет пяти был. И муж имелся. И не абы какой, а непьющий почти и вполне себе работящий. А у мужа мама была. Ну это ему мама, а ей-то свекровь она. Свекруха даже, потому что поедом женщину ту ела.

И неряха-то, и готовить-то не обучена, и вообще сыночке её ни разу и не пара. И наладилась в гости специально так приходить, когда сын на работе, а дома внучек и невестка только.

Невесткиных мозгов поест, нервами ейными запьёт и давай с внучком играть-забавляться. Очень внука она любила. За это женщина обиды свекрухины и терпела. Мужу не жаловалась даже. А он бы и не поверил, потому что мамаша хитрая его была. При нём-то она невестку свою не обижала.

Так вот и жили. И как то у мужа день рождения приключился. Дни-то рождения у него каждый год происходили, просто этот особенный получился. Потому что мамаша его по отношению к невестке своей с дня рождения того ну прямо ангелом шёлковым стала.

А дело-то как было. Собрались гости. Человек двадцать, ага. Невестка-то на кухне с ног падает, а мама во главе стола восседает. Невестке-то из кухни своей как за сынком углядеть? Вот он разбаловался за столом-то. К гостям пристаёт, в разговоры встревает. Бабушка замечания делает ему, да какой там. Ну отец тут и вмешался.

Мне вот подарки все принесли, сыночку-то и сказал. А ты вот мне ничего и не подарил-то. Дитё и притихло. А папа ему и заявил, что возможность, мол, есть оплошность такую исправить.

Всего-то и хочется ему, что рисунок всего-навсего. И пусть сын, значит, идёт в комнату свою да картину создаст. И можно даже фломастерами, а не маслом. Сын обрадовался, ну и заявляет такой, что он не абы что, а портрет папочкин нарисует.

Ну мужик о способностях сына к рисованию неплохо осведомлён был. Да и представил, как гости развеселятся. Поэтому он сыну такой и говорит, что лучше пусть как наши фашистов в бою танковом бьют, нарисует. Они на компьютере в танки играть ну очень уж обожали.

Два часа почти прошло уж, и вот сын произведение своё принёс. Взглянул отец, да брови сурово-то и свёл. Кто тебя словам поганым научил, интересуется, значит. Мать такого не говорит, да и я тоже.

Гости глянули – а на рисунке том как и надо – танки. Наши-то со звёздами красными, а немцев которые – те свастикой помечены. И слово на каждом написано всем известное. Из трех букв состоит которое, с буквой «у» в центре.

А малец и выдаёт ему – меня, мол, бабуля научила. И показывает на его мать, значит. Тут гости и давай смеяться. А бабушка-то не кем-нибудь, а до пенсии учительницей была. Самых что ни на есть начальных классов.

Ну и шутки стали шутить обидные про неё. Что детишек-то вон чему научить могут ещё в самом первом классе.

Бабушка пыталась объяснить, что мальчонка как читать начал, так ни единой вывески на улице не пропускал. И что надпись такую на заборе прочел как-то. И тогда-то вот и объяснила она ему, что это ну очень плохое фашистское слово. Вот мальчишка на танках вражеских его и написал-то.

Только вот объяснения её, считай, никто и не слушал. А на другой день она невестке своей по привычке гадость сказала было. Да только в ответ и услышала, что если скажет чего подобное хоть раз ещё, то с внуком своим на прогулки ходить больше не будет.

Вот свекровь и помалкивает теперь. Внука-то она любит.

© Helina Bentsioni