Как свекруха мамой стала

Любовь Пална золотой человек была. Так про неё все говорили. Только почему была, она и сейчас есть. Да вот жизнь у неё переменилась.

На работе начальница. Да не самодура какая. У неё даже кличка подпольная – «мать». Любовь Пална вида не подаёт, что известно ей, но в душе очень этим гордится.

Что там говорить – она мамой всегда на пять с плюсом была. Даже приятели сыночкины – те и вообще не своим мамашам пацанские поначалу, а потом и вполне взрослые проблемы несли. Нет, к ней шли делиться.

А кроме сына Виталика у Любовь Палны и не было никого. И сама не знала, как же так получилось. Подружки институтские по дискотекам –гулянкам, а у ней красный диплом свет в окне. Так и вылетела в мир. Не то чтобы без мужа, без друга сердечного даже. Зато диплом свой получила. Конечно же, – красный.

А на работе как – там карьеру делать надо. Спохватилась только, когда начальником отдела стала. В филиале отдалённом сотрудник один симпатичный был, да и с головой дружил тоже. Ну Любовь Пална в филиал тот в командировку и напросилась. Месяц всего и прошёл, уже и возвращаться можно. А через два, когда на первое УЗИ пошла, что у неё Виталик, и узнала.

Парень родился всем подружкам на зависть. Как подрос – у Любовь Палны ухажор появился. А что, она ведь совсем даже не уродина была. И ведь замуж позвал, тут Виталику она его и предъявила.

А пацан-то, что вы думаете, взял да мужику в ботинки и надул. Как будто кот какой. И пуговицы у плаща срезал. Мужик-то с пониманием оказался. Подружимся ещё, сказал. Только вот Любовь Пална быстро свой выбор сделала. Между жизнью своей личной и сыном. Ну и сынок, надо сказать, маму не подводил. Школа с медалью, потом МГИМО, всё как у людей и, в общем-то, даже лучше.

Девушек, как не приводить, приводил. И Любовь Пална как родной радовалась каждой. Только не держались девушки у Виталика что-то. Повстречается с Оленькой месяцок. Глядь, а уже не Оля у него, а, например, Наташа.

И ведь разве Любовь Пална супротив какой из них шла? Да они у неё умнички все были. Разве что между прочим Виталику заметит – мол, всем Оленька хороша, только слегка косолапит, но это её не портит даже. Или про Юлю – дескать, вот давеча написала ей письмецо, как дела хотела узнать. Так та в ответе три раза «ться» с «тся» перепутала, представляешь! А надо сказать, что Виталику она грамотность безупречную с детства привила. Так для него эти ться-тся неправильные хуже гадкой жабы.

Так они и жили себе, да однажды Виталик очередную девицу привёл, Надю. И надо ж чего учудил – медсестру! Пусть не из больницы обычной, но медсестру жеж! Ну Любовь Пална поначалу-то снобкой-то себя показывать не стала. Приветливой с Надей была. А вот с Виталиком свою линию гнула. Всё перепробовала – и про запах специфический намекала, и что уши великоваты, и ещё много чего. Только всё равно что в стенку горох кидала.

В общем, поженились они. Но Любовь Пална с невесткой и дня под одной крышей не прожила. Ещё до свадьбы квартиру на две разменяла.

Молодые, те, конечно, в гости приезжали пару раз. Но на Любовь Палну как находило что. Обижала она Надю, к каждой мелочи придиралась. И села не так, и нож не так взяла. Хлеб – и тот не так нарезала даже. А чего тот хлеб резать? Его ещё на хлебокомбинате на ломтики разделили.

Стал Виталик один маму навещать. Да только и он бросил. Скучно же сидеть и слушать всё про одно – какая неумеха да дура деревенская его Надя. Хотя она вовсе и не из деревни была. Но городом её Любовь Пална никогда и не интересовалась.

И где-то через год вдруг звонок. Любовь Пална, та уже и спать было собралась. Трубку взяла – а там Надя, и голос какой-то слабый. Любовь Пална толком и не поняла – вроде воды отходят, а где Виталик?! На следующий день в роддом, который ей Надя назвала, понеслась. А ей и сообщают – внучка у вас, поздравляем.

Любовь Пална давай Виталику звонить, а в ей в ответ, что не обслуживается тот номер. Насилу когда Надя очнётся дождалась. Ну и узнала, что за рубежами нашей Родины Виталик. И там у него другая семья, считай. А что трубку поначалу не брал – так чтоб от мамочки «А я тебе говорила!» не услыхать. А потом, когда завертелось всё, и не до неё уже было.

Любовь Пална за фруктами-соками съездила, передачку передала. А у самой ноги как ватные. Ну Надя-то ладно, а вот как с ней, матерью, которая сыну жизнь отдала, мог так поступить её Виталик?!

Открыла Любовь Пална глаза – а у постели Надя сидит. И обстановка какая-то не та. «В общем, в больнице, вы, — Надя объяснила, — только шевелиться вам нельзя. На нервной почве инсульт у вас случился.

Свезло, надо сказать, Любовь Палне. Через две недели и вставать начала, и умом не повредилась. Только как знать, почему обошлось, Надя-то, считай, в больнице поселилась. Так втроём и перемогли. Хорошо ещё, девочка тихая оказалась.

Сейчас Верочке уже седьмой год пошёл, а Надя кардиологом стала. Любовь Пална гордиться не устает – вон дочка у меня умница какая! Так втроём и живут. Свекруха, говорит, никудышная вышла из меня, но знаю – идеальной тёщей точно стану!

©Helina Bentsioni