Как прокормить 12 детей, нигде не работая ни одного дня

Эта забавная история произошла с моей приятельницей Юлей.

Муж у нее занимает достаточно высокую должность в одном издательстве, поэтому в деньгах семья ограничена не сильно.

Несколько лет назад, устав от московской суеты, грязи и бесконечных пробок, они решили построить дом и переехать жить за город.

У мужа график отчасти свободный, отчасти ненормированный, поэтому для него проблем с поездками на работу не возникнет. Ну а сама Юля не работает, воспитывает двух дочек, которые еще даже в садик не ходят.

Поскольку делали для себя и хотелось, чтобы было все как положено, строительство дома затянулось на несколько лет.

Ну вот наконец настал долгожданный момент: отделка близится к завершению и уже пора присматривать мебель.

Именно этим Юля и занялась в прошлые выходные. Детей оставила с супругом, а сама поехала в крупный мебельный центр, прихватив с собой маму для компании.

В центре Юля с мамой зашли в один из салонов кухни. Ходили неспеша, присматривались к ассортименту. На диванчике в салоне сидели две молоденькие продавщицы и бурно обсуждали какие-то, очевидно, очень важные вопросы.

Длинные волосы, силиконовые губы, высокие каблуки – и ни малейшего интереса к работе. На Юлю с мамой девушки бросили лишь беглый взгляд, решили, что две зашедшие в салон тетки не представляют интереса, и продолжили беседовать между собой.

Когда Юля пыталась задавать им вопросы, девицы лишь на секунду прерывали разговор и быстро бросали в ответ несколько слов, даже не поворачиваясь к потенциальным клиенткам. Очевидно, они уже давно оценили Юлину платежеспособность и решили, что она не заслуживает уважения.

Между тем мама подошла к стоявшему особняком кухонному гарнитуру и позвала: «Ой, доча, я не поняла, тут наверное с ноликом ошиблись». Юля подошла к маме и взглянула: на кухне стоял ценник «2 500 000 руб»

«Нет, мам, все правильно», – сказала моя приятельница.

«А почему ж она столько стоит?», – удивилась мама.

Юля попыталась объяснить, как умела: «Ну, понимаешь, мамуль, эта кухня сделана очень-очень известным итальянским производителем. Ручная работа, дорогие материалы, но в основном деньги за бренд берут. На самом деле оно столько не стоит, конечно.»

Продавщицы, до ушей которых долетел этот разговор, уже просто сочились презрением. И в этот момент у Юли зазвонил телефон. Звонил начальник бригады, которая занималась отделкой – у него возникли какие-то вопросы, и этот разговор тоже поневоле услышали работницы салона.

После фраз «…да, говорить могу, я себе мебель выбираю», «…нет, детская будет на третьем этаже, ковролин только туда…» продавщицы поняли, что неверно оценили предполагаемых покупательниц.

По словам Юли, преображение было мгновенным и очень забавным. От былой неприветливости не осталось и следа. Девушки тут же вскочили и вытянулись в струнку. Юлю с мамой усадили на диванчик, разложили перед ними все каталоги, принесли чай, кофе, шоколадные конфеты и печенье.

«Ну, каталоги мы взяли, а покупать у них ничего не будем. Сначала чуть нас не выгнали, потом почти что ручки целовали. Прос…ки, иначе и не скажешь», – таким словами моя приятельница завершила свой рассказ.

Я не особый сторонник нецензурной лексики, но так и не придумала, как заменить это слово – наверное, и в самом деле иначе и не скажешь.

Подпишитесь чтобы ежедневно получать новые истории на свой e-mail...

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о