Как отвадить от дочери ее мужа?

— Старшая дочь замужем меньше года, но этот брак уже вытрепал мне все нервы! — жалуется моя знакомая, Ирина Викторовна. — Недели еще не было спокойной у них, без скандалов! Впрочем, то, что так будет, понятно было с самого начала!..

У Ирины Викторовны две дочери — милая трехлетняя малышка от второго брака, и старшая, уже замужняя, двадцатилетняя Виктория. У Вики, кроме непутевого мужа, есть уже четырехмесячный ребенок.

Избранник Виктории не понравился никому сразу. Грубоватый, хамоватый, с брошенным на полпути образованием, работой в качестве охранника магазина — в общем, Ирина Викторовна и в страшном сне представить не могла такого зятя.

Дочери она свое мнение, конечно, высказала сразу, уговаривала отложить замужество хотя бы на полгода-год, втайне надеясь, что, если сразу не поженятся — то время излечит. Однако тут очень не вовремя забрезжил на горизонте ребенок, и Ирина Викторовна махнула рукой — делай, мол, как хочешь. Твоя жизнь.

Вика, кажется, шла полностью по ее стопам, и Ирина Викторовна решила для себя одно — в любых обстоятельствах будет поддерживать дочь, ни за что не поступит так, как в свое время ее мать: вышла замуж — выплывай как хочешь. Через эту философию Ирина Викторовна много нахлебалась в молодости…

Отчим, который с семи лет растил Вику, как свою, тоже был не рад предстоящей свадьбе. Но делать нечего.

— В конце концов, совсем плохо будет — разведется! — успокоил он жену. — Мы всегда поддержим, она это знает. А отговаривать в таких делах бесполезно. Ничем тут не поможешь. Ну что ее, привязать?.. Она совершеннолетняя. Видимо, надо ей получить этот урок от жизни…

Справили свадьбу, отселили молодых в принадлежащую отчиму квартиру, которую ранее сдавали — надо ж помогать. Детские вещи все тоже купили родители Вики на свои деньги. Заработков молодого мужа еле хватало на еду.

Но все бы ничего, если бы не регулярные скандалы в молодой семье и звонки плачущей Вики к матери:

— Мама, мамочка! что делать??…

Фоном шел крик, звук падающих вещей, трубку у Вики отнимали на полуслове — и дозвониться потом было нельзя. Матери оставалось только заламывая руки гадать, что там происходит, судорожно собираться, вызывать в ночь-полночь няню к своему младшему ребенку и вместе с мужем ехать разбираться к старшей дочери.

Причем, чаще всего, приехав, заставали семейную идиллию:
— Ой, а мы уже помирились!

— Ты понимаешь, что так нельзя? — пытались поговорить родители с Викой. — Нас так инфаркт хватит! Ты зачем нас так пугаешь??

— Ой, мамулечка, ну прости! прости меня! я больше не буду! Все хорошо же, да?..

— Знаешь что, в следующий раз разбирайтесь сами! — в тысячный раз выговаривала мать. — Позвонишь мне — все! Соберешься и поедешь с нами. Хватит уже!.. Представь себя на моем месте! представляешь, сколько я передумала, пока доехала!

— Да-да, мам. Прости! прости! мы больше не будем!..

Но через пару недель снова раздается телефонный звонок в ночи…

— Не обращать внимания? А может, ее там убивают??? — и Ирина Викторовна с мужем снова неслись на разбор полетов…

…Роды у Вики начались преждевременно — видимо, в результате семейного скандала отошли воды. Пока Вика была в больнице, отчим поехал в квартиру, собрал вещи, поменял замки (к слову сказать, был безобразный скандал с полицией и с выселением непрописанного зятя) — и Вику с ребенком из роддома привезли к матери. Квартиру отчима сдали — от греха. Все, мол, жить с мужем Вике больше негде. Деньги нужны, дескать, реабилитировать преждевременно родившегося малыша.

Однако папаша принялся мести хвостом — звонил, приезжал, забрасывал письмами, присылал цветы… В результате снял комнату и забрал Вику с ребенком туда. Впрочем, прожили недолго, даже и вещи не успели привезти — через несколько дней плачущая Вика с ребенком в одеяле на руках, сама в халате и тапках, приехала к родителям на такси.

Ребенку на тот момент было два месяца. Отчим заплатил за такси и торжественно заявил — последний, мол, раз. Больше он в этом балагане не участвует.

Вика была твердо настроена подавать на развод. Но горе-муженек совсем не хочет разводиться: опять приходит под окно, пишет письма, звонит… Судя по всему, все снова идет к тому, что сойдутся. Не смотря на все разговоры и убеждения.

Как быть?

Ведь, правда, не привяжешь. Захочет уйти — уйдет.

Вроде бы муж Вику не бьет. Просто бурное выяснение отношений. Так сказать, милые бранятся — только тешатся. Но мать-то боится каждый раз: зять — стокилограммовый шкаф, он запросто может не рассчитать силенок, просто отодвинув жену с дороги. К тому же сейчас там малыш, страшно еще и за него — что будет с его психикой в такой семейке.

Не реагировать на дочкины звонки — но как? Легко сказать, а тут все-таки родная дочь. Никаких нервов не хватит. А вдруг …?

Или притрутся, и во всех молодых семьях так?