Как дочку от её же мужа спасала

Одна дочку замуж выдала недавно. А до свадьбы-то наревелась. Так с лицом опухшим за столом праздничным и сидела. Только вот застолье то не пиром, казалось ей, а тризной.

Дочь-то единственная кровинушка. Уж как она над ней тряслась-то! По книгам научным воспитывала, да в строгости держала. Чтобы самостоятельная да неизбалованная получилась, значит.

Ну и достаралась. Дочка, как и хотела, правильная у ней получилась. И грамотная ещё шибко. Что мать ни скажет, у той на это свой взгляд и веские, стало быть, аргументы.

Жениха-то как познакомиться привела, так мать полночи не спала после. В институте вроде выученный, а дурак дураком. Но по вопросам любым, хоть по политике, хоть по науке какой мнение свое имеет. Категорическое причём.

Про работу его спросила, так даже и пожалела. Все-то у него идиоты, а среди них начальник его первый, потому что какой он весь из себя гениальный не понимает, значит. Анекдотами ещё развлекал. Про Штирлица да Чапаева с Петькой.

Такими затасканными, что и смеяться-то стыдно. А ему и плевать. Сам рассказал, первый и смеётся. Ну и вовсе ей поплохело, когда он про то, что «Анну Каренину» Достоевский написал, выдал.

Стали молодые жить-поживать. А вот добра-то у них наживать что-то не получалось, хоть на всём готовом, считай, жили, потому что она их у себя поселила.

Дочка-то у ней бухгалтером была, в фирме солидной трудилась. А зять как месяц-то медовый закончился, с работы уволился, чтобы работу более хлебную да денежную искать, значит. А может и выгнали, кто его там знает.

Он поначалу по собеседованиям ходил, да нигде его не брали. Хотя коли его послушать, то ни в одной фирме и не достойны были его, значит.

А потом и вовсе на диване прописался. Теорию он такую вывел, что ценный он специалист и негоже ему самому по рынку труда-то бегать. Пусть, мол сами находят да звонят, коли кому надо.

Ну она молчит, приглядывается к зятьку-то. А дочка и не возражает ни разу, будто бы так и надо. Так год и прошёл, а может и чуть больше.

И стала женщина та замечать, что доча её с муженьком своим спать вроде ляжет, а потом уж как заснёт тот, она на кухню шасть и в ноутбуке циферки какие-то выводит.

Она поинтересовалась, что да как мол. А доча-то и ответствует, что ребёночка хочется, но раз доход только с неё идёт, то денежек подкопить надо. Вот и взяла она к работе основной бухгалтерию ещё двух фирм вести, стало быть, на фрилансе.

Мать снова промолчала. Только вздохнула горько как увидела что с дочи джинсы сваливаться стали.

И вот залезла она на сайт специальный, где девицы за денежку мужчинам утехи понятно какие предлагают.

А дня через три они с дочкой вместе в квартиру, с шопинга совместного возвращаясь, зашли. Входят они такие, а там зять да муж молодой с девицей кувыркается затейливо так в гостиной на ковре прямо.

Дочь-то ладошками рот зажала и стоит столбом. А теща с улыбкой за камасутрой этой наблюдает. Ну девица первая их увидела, завизжала, вещички свои подхватила и нет её. А парень что-то там лепетать начал.

Они рубашки-штаны его в чемодан засунули, да в прихожую-то и выставили. А женщина такая и говорит, что коли сам он не уйдёт, то придётся ей применять грубую физическую силу, значит. Не свою, конечно.

Тот было на коленках перед дочкой ползать начал, а та в кухню ушла и дверь закрыла. Так и пришлось ему уйти не солоно хлебавши.

У женщины из подружек такие нашлись, которые осуждали её, что семью дочкину разрушила. И что надо было зятя воспитывать да уму-разуму учить, значит.

Только вот уму-разуму учить, оно конечно, можно. А ежели совести у человека не имеется, то своей уж не добавишь, как ни пытайся.

© Helina Bentsioni