Кабы не шашлык, так бы и женился

Дело летом было. Компания одна в лес и собралась. И так вышло, что парень один приболел, место в машине и освободилось. Вот Серёга и говорит: «Я сестре своей двоюродной позвоню, ей давно развеяться надо».

А план у них такой был – до источника и озера в глухой чаще добраться. Да и заночевать там. А дороги туда нет. Доехать-то можно, но всё равно километров семь лесом идти надо.

Ну народ, конечно, к походу такому основательно приготовился. Галя, невеста, считай, Димина, та ботинки специальные надела даже. Позвонил Серёга сестре, Маша она.

И сорока минут не прошло – на такси приезжает. Да только взглянули на неё – какой ей поход! В брючках наглаженных и в лодочках на шпильках.

Вот прямо с офиса, говорит, и сорвалась. Домой-то то далековато заезжать, чтобы переодеваться. Ну парни хмыкнули, но не прогонять же её. Поехали, в общем.

Приезжают. Машину поставили, надо бы и в путь отправляться. А Маша такая – топор, спрашивает есть? А как в лес без топора! Имеется конечно. Дали её топор, а она по шпилькам своим – хрясь! Вот теперь и я к походу готова, смеётся.

Хотела было мешок с палаткой взять, да парни не дали. Сама иди, говорят, сами остальное дотащим. Дорожка-то к озеру тому протоптана была, но всё одно – как ни крути, а идти трудно.

Галя уже минут через десять хныкать начала. А потом и вовсе на бревно уселась. Устала, говорит. Те ей – идти надо, темнеть будет скоро. А нам ещё палатки ставить да дровишки для шашлыка собирать. Трудно такое по темноте делать.

А Галя прям в роль принцессы вошла. Вот правда – ник такой она себе в сетях социальных сочинила. Сидит, в общем, и вставать не спешит. Ну Дима на плечи её взвалил, чего делать. Кое-как пристроил, и сумки, которые нёс, пытается взять. Ну тут Маша подхватилась – ничего, мол. Вы идите, а я донесу. Да и не тяжело нисколько.

Добрались они до места. А у воды ведь известное дело, комары. Ребята, правда, аэрозолей от них прихватили. А Галя – всё одно, ноет. Мол, не буду я на себя всякую отраву пшикать.

И Диме своему такая – мол, бросай всё, да и палатку нашу ставь. Буду в ней от комаров спасаться.

А Маша чуть не с ног до головы антикомариной жидкостью облилась. И хохочет ещё – адская получилась смесь при моём-то макияже. Пакетик из кучи выцепила – и в лес. Те ей – куда? А она такая – так ведь хворост-то нужен для костра. Вот и схожу наберу покамест.

Вернулась, хворост высыпала, где костёр разводить решено. Глядь – а братец её Серёга палатку ставит. Да только неумело как-то. Палатка та новенькая совсем была, вот слушаться и не хотела.

Маша сумку от палатки расправила, а там схема нарисована. Разобралась в ней, Серега, оказывается, не с того края начал.

А Галя в палатке сидит, носа не высовывает. Только потом уже к костру подошла, когда из-за дыма комаров меньше стало. И сидит просто так. Маша мясо на шампуры нижет, а принцесска брезгует в маринаде пальчики свои нежные пачкать.

Парни-то молчат, вида не подают. Дима тоже, но заметно, как ему за невесту свою стыдно. Ну шашлыка поели, да и спать улеглись. Поутру у родника умылись, да и в дорогу обратную собрались. К машине Галя сама шла, но и лес, и поездку проклинала.

К дому Галиному первому подъехали. Вышли размяться, а Дима такой: «Свадьбе нашей не быть, прощай». Вот бы вляпался, говорит, если бы к озеру не сходили.

А что дальше было – вы и сами догадались, поди. Ну да. Дело-то наладилось у Димы с Машей.