К счастью через предательство

«Прости меня, Света! Я не могу тебя больше обманывать. Я не Андрей, меня зовут Николай.

Андрея здесь уже давно нет» — примерно такой текст содержался в полученном мною очередном письме.

Я перечитывала эти строки раз за разом, и ровным счетом ничего не могла понять.

Мой молодой человек 5 лет назад попал в места не столь отдаленные. И попал он туда на долгих 7 лет. За что сказать не могу, да и это не столь важно.

На момент, когда его забрали, мы были вместе уже 4 года. Естественно, я обещала и ему и себе, что буду ждать его верно и предано.

Созванивались мы нечасто, виделись еще реже. Все больше писали письма. Это придавало нашим отношениям романтизма, если можно говорить о романтике в этой ситуации.

Но это чувства наши нисколько ни утихли. Я его любила и действительно планировала дождаться.

Примерно год назад я заметила, что содержание его писем, я даже подумала, что это не он пишет. Манера общения, почерк, слова… Изменилось все.

«Иногда мне кажется, что это не ты. Я не узнаю твоих писем, они изменились» — написала я ему.

«Ты знаешь, жизнь тут нелегка. Последнее время я стал много читать, возможно, поэтому мои письма отличаются от тех, что ты получала раньше. Я читаю классику, и меня все больше это затягивает. Книги помогают мне спрятаться от суровой тюремной реальности» — такой ответ я получила.

Мне стало даже немного стыдно за свои мысли. Ведь ему так там тяжело, а я тут со своими дурацкими подозрениями.

И вот однажды я получила письмо, в котором некий Николай пишет мне, что моего Андрея там давно уже и нет.

«Как же нет? Что с ним? Он жив?» — в моем ответе были одни знаки вопросов.

Пока ждала ответного письма, чуть с ума не сошла. Пробовала звонить, но телефон был постоянно выключен.

Я даже звонила туда, в тюрьму, но они мне сказали, что никакой информации мне дать не могут, так как я не родственница.

«Андрея выпустили по УДО уже год назад. Куда он уехал, я не знаю, да и знать не хочу, если честно.

Мы сидели с ним в одной камере. Теперь он на воле, а я остался здесь.

Подговорил одного надзирателя, и он стал Ваши письма передавать мне.

За деньги здесь можно сделать все и даже больше. Простите меня. Если Вы перестанете мне писать, я все пойму.

Хотя очень надеюсь на то, что через 2 недели мне как обычно вручат письмо» — вот такое письмо я получила.

Оказалось, что уже год я общаюсь с абсолютно чужим человеком.

А мой Андрюша гуляет на свободе, и не спешит меня порадовать этой новостью. Видимо, не особо ему хочется это делать.

А писать я продолжила, я привыкла к этому человеку, хотя даже ни разу его не видела.

Он стал мне за этот год родным и я не могу его бросить.