К моей двери подкинули…ребёнка

Мы с мужем семь лет вместе и всё это время пытаемся завести детей. Лечение и неоднократные ЭКО не помогли. Ну не умею я вынашивать детей…

Решились мы на усыновление, собрали документы, получили согласие и встали в очередь. «Какая очередь?» — скажете вы, — «Брошенных детей целые детские дома!» Да, но нам очень хотелось, чтоб наш малыш был новорожденным. Мне хотелось пройти все этапы материнства с самого начала.

Так вот, на таких очередь есть, причём большая и «блатная». Даже через знакомых быстро получить грудничка не получилось. Мы каждый день ждали, что раздастся звонок и нас пригласят за отказным ребёнком.

В приоритете была девочка, но и от мальчика мы бы тоже не отказались. О том, что мы готовимся стать родителями знали многие, мы не скрывали своих благих намерений.

Ранним утром раздался звонок в дверь. Я еле встала с кровати, накинула халат, пошла к двери. Открыв её, я обезумела. У порога стояла рваная сумка, а в ней завёрнутый в грязную тряпку ребёнок. В подъезде, конечно, никого уже не было. Я схватила сумку и занесла в дом. Разбудила мужа.

Быстро достав чистую простынь, я убрала с малыша эту тряпку, и снова у меня случился шок. Во первых, от того, что это была девочка. Во вторых, я сразу поняла, что ребёнок вот только-только появился на свет. Девочка была в крови и слизи, пуповина была свежая, кое-как отрезанная… наверное рожала её мать где то под кустом…

Я сфотографировала всё так как было, чтоб не затягивать с гигиеническими процедурами до приезда полиции, которую вызвал муж. Мне было страшно брать в руки такую кроху, но всё же я, как смогла, привела её в порядок. Муж побежал в круглосуточную аптеку за смесью.

К приезду полиции мы уже были чистые и сытые, завёрнутые в простыню! Полицейские опросили нас, составили какую то бумагу и сказали, что забирают ребёнка в дом малютки.

Я упиралась, но вариант был один – отдать ребёнка, а самим ехать скорее в администрацию и, помимо всей очереди, оформлять на этого ребёнка пока что хотя бы временную опеку. «Может ещё найтись непутёвая мамашка», — сказал один полицейский. Так и сделали.

Пока мы собирались, я всё думала о том, кто же такая, возможно сама беременная, могла знать о наших планах и заранее придумать принести ребёнка к нам, сразу после родов…

Этот вопрос мучил меня долго, как вдруг я вспомнила, что в соседнем подъезде живёт девчонка на съёмной квартире. Сама она молоденькая, из деревни приехала в техникум учиться. Полноватая такая, давно я её не видела…последний раз месяца три назад наше письмо из опеки по ошибке в её ящик бросили, она принесла его… Может и беременная была, да я не заметила…

Короче пошла я к ней. Даже спрашивать ничего не пришлось. Увидела меня, эта Юлька сразу и расплакалась. «Мамка убьет меня, позор на всю деревню, а я письмо ваше прочитала», — выла она.

Я успокоила её и попросила написать отказ, чтоб побыстрее девочку домой забрать, обещала, что о дочке её позабочусь и никто ничего не узнает. Юлька сделала всё как я сказала.

Маленькая София теперь живёт у нас. Мы счастливы. А Юлька переехала, говорит больно смотреть на собственную дочь со стороны.