Изменила, а потом полюбила

Женька была разгильдяйкой. Даже имя у неё было соответствующее, которое могло и пацану подойти. С пацанами, кстати, она только и общалась, по заборам лазила, шалости выдумывала. Вобщем оторви да выбрось, а не девчонка.

Была она такой пока не случилась беда. Отцу, единственному кормильцу, поставили неутешительный диагноз — рак. Срочно нужна была операция. Денег в их небогатой семье было немного, мать была инвалидом по зрению и получала мизерную пенсию.

Оставалось одно — занимать. Самыми зажиточными были семья Кузнецовых, живущая в коттедже на окраине села. Но условие, которое они выставили, было рабским. Они оплачивают всю сумму за операцию и реабилитацию, которую им не нужно будет возвращать. Но за это Женька должна выйти за их сына. За Кольку, за хромого Кольку.

Женьку разрывали противоречия — отца она боготворила, но выйти замуж за нелюбимого, да тем более хромого… Но отец был дороже, чем собственные амбиции. И она согласилась.

Свадьбу сыграли буквально через неделю благодаря связям Колькиного отца. Молодым приобрели квартиру в городе, обставили ее и уехали обратно.

Начались серые для Женьки будни — ненавистный муж, (который, кстати, к ней и не притрагивался), чужой город. Характер, правда, у новоявленного мужа оказался на удивление покладистым.

Он старался пробиться сквозь Женькину ненависть, но все было тщетно. Девушка злилась постоянно, но на что — сама не понимала.

А однажды ей захотелось напиться. Так, чтобы вхлам, вдрызг, чтобы не вспоминать постоянно, что продала себя. Она зашла в одно из многочисленных кафе и заказала бутылку вина. С соседнего столика на неё смотрел какой-то парень. Через некоторое время он подсел к ней и принялся болтать.

Что тогда стукнуло ей в голову — Женька не понимала, но ей в тот момент захотелось изменить навязанному мужу. Когда парень затащил её в машину, она не сопротивлялась.

Но когда перешёл к активным действиям — стала отталкивать его, внезапно протрезвев. На что получила удар по голове и вырубилась. Очнулась она лежащей на лавочке в перепачканной одежде.

Как она дошла домой, Женька не помнила, а зайдя в квартиру уселась на пороге и разрыдалась. Плакала как в детстве — горько, размазывая слёзы по лицу. Неожиданно девушка осознала, что находится в объятиях Николая, который гладит её по голове и целует в макушку.

Мужчина шептал ей: “Не плачь, маленькая.” И так уютно ей стало в этот момент, что инстинктивно она прижалась к нему поближе. А потом они пили чай на кухне и разговаривали. Ни о чем и в то же время о самом главном — о зарождающемся между ними чувстве.

Пока несмелом, но очень перспективном.