Из князей в грязи

Когда мы переехали в деревню, жизнь казалась мрачной и печальной. Городскую квартиру пришлось продать, после неудачной сделки мужа «бизнесмена», остались большие долги. Денег хватило только на небольшой домик в поселке, детям пришлось пойти в сельскую школу, а я занялась поиском работы для себя и мужа.

Добрые люди подсказали, что неподалеку располагается элитная застройка, в которой работают почти все жители деревни — кто охранником, кто дворником, а женщины в основном уборщицами и нянями. Пришлось наниматься к хозяевам.

Знание английского и немецкого языков помогло устроиться гувернанткой к обеспеченному вдовцу, у которого после смерти супруги осталось трое детей — две девочки и мальчик.

Муж стал работать охранником на пропускном пункте при въезде в поселок и постепенно наша жизнь обрела стабильность, ведь зарабатывали мы хорошо даже по городским меркам, не говоря уже о деревенских.

Удалось понемногу наладить быт — помогала современная техника, которая осталась после переезда. Дети быстро подружились со сверстниками и после уроков исследовали окрестности, забывая обедать.

Все бы ничего, но основной проблемой стали мои напряженные отношения с юными богачами. Они постоянно подстраивали каверзы.

Гувернантки, которые работали в этом «гостеприимном» доме раньше, увольнялись буквально через две недели, но я решила не отступать и найти поход к детям. Однажды хозяин попросил остаться в доме на ночь и приглядеть за воспитанниками, пока он в командировке.

Шестнадцатилетняя Маша подменила шампунь в душевой комнате на собственное красящее средство, поэтому пришлось некоторое время походить с экзотическим синим цветом волос. Чего только они не устраивали — приклеили тапочки к полу, а когда я упала, мило улыбались моей неуклюжести.

На уроках они мгновенно запоминали информацию, но перед отцом рассказывали невероятные глупости. Борьба продолжалась с переменным успехом до тех пор, пока хозяин не попал в больницу.

Тут-то они по-настоящему испугались, что могут потерять единственного близкого человека, и стало ясно, насколько им не хватает материнской любви и поддержки. Алексей Петрович выздоровел и с тех пор наши отношения с воспитанниками намного улучшились — они прилежно учатся, иногда шалят, но в меру приличия.

Жизнь наладилась, и я поняла, что можно жить и в деревне, главное, чтобы домочадцы были здоровы и счастливы.