История про золовку

Мы с мужем 8 лет живем у него дома. Точнее — мы живем дома у матери мужа. Поженились мы еще в студенческие годы, и свекровь нас пригласила к себе.

Да, были вещи, которые меня на корню не устраивали. Но я понимала — чужой монастырь. Так что терпела и ждала, когда мы же созреем для приобретения своей недвижимости.

С нами, кроме Марии Игнатьевны, живет еще и ее младшая дочь — Вера. Вера, на моих глазах, превратилась из нескладного подростка в красивую 23-летнюю девушку.

Конфликты у нас были — куда без них, три женщины мешают друг другу на одной кухне. Но до открытой вражды дело не доходило. Когда наступал очередной кризис в отношениях с родственницами мужа, мы садились за стол переговоров. По бутылку хорошего вина, мы высказывали все накипевшее и наболевшее друг другу в лицо. Свекрови надо отдать должное — меня тоже выслушивали и, бывало, принимали мою точку зрения.

Мы с мужем, все эти годы, усердно копили деньги. Первые 2-3 года у нас это получалось из рук вон плохо — стоило собрать мало-мальски кругленькую для нас сумму, как мы ее проматывали. А потом, четко обозначив цель — собственное жилье, мы старались экономить.

Мария Игнатьевна и Вера не особо лезли к нам в кошелек. Да, бывало — Вера выпрашивала у своего брата подарки, но — в пределах разумного. На еду мы скидывались, за свет и воду платили — по большому счету, придраться было не к чему.

Если у Марии Игнатьевны и были мысли гнать нас на съем, то она их не озвучивала. Наличие рукастого мужчины в доме перекрывало все недостатки. Муж у меня закончил строительный и работает отделочником, так что, за последние несколько лет, ремонт дома у Марии Игнатьевны был почти полностью сделан. Осталась только Верина комната.

Пересчитав имеющиеся у нас деньги (взяв выписку с лицевого счета), мы с мужем собрали необходимые бумажки и принялись бегать по банкам, заручаться согласием на выдачу нам ипотечного кредита. Параллельно с этим, мы принялись подыскивать подходящее для покупки жилье.

А еще я поговорила с мамой, можно ли будет переехать на некоторое время к ней, если у нас вдруг появятся проблемы с деньгами. Мама не отказала, хоть она и не шибко любит моего мужа. Но, если что, сдавать купленную квартиру и платить ипотеку с этих средств, а жить у нее, мама разрешила.

Варианты для покупки мы подбирали не сами — друзья порекомендовали нам грамотного риэлтора. Он высылал нам описание, фотографии и адреса, а мы, если что-то приглянулось, звонили ему и уже вместе ездили смотреть. Точнее — ездили мы по отдельности, встречаясь с риэлтором около дома. Муж, накануне просмотра, заботливо вбивал в поисковике как добраться до нужного адреса.

Нам не везло 2 месяца. Квартира приглянется — можно выходить на сделку. А накануне или в день подписания предварительного договора — звонки от продавцов, что нашелся другой, более выгодный покупатель, предложивший больше. Самое интересное — все продавцы так говорили, как под копирку.

У на риэлтор всю голову себе сломал — как так? А главное, потом, когда находился более подходящий вариант, начинали звонить те люди, которые нас бороданули, и вновь пытались нас склонить к сотрудничеству.

Так бы мы и бегали, если бы однажды не опоздали на просмотр на целых 40 минут. Пока доехали, пока всю квартиру облазили, пока наш риелтор документы на квартиру изучил — время прошло предостаточно.

Перед звонком в двери осматриваемой нами квартиры, звонил телефон у мужа. Вера звонила, интересовалась, скоро ли он приедет. Ей срочно понадобилась томатная паста. Муж, чтобы отвязаться от сестры, ляпнул, что через 10 минут будет дома.

Когда раздался тот судьбоносный звонок в дверь, мы уже собирались уходить. И, как Вы уже наверное догадались, мы столкнулись нос к носу с Верой. Она стояла на пороге не одна, а в сопровождении девушки лет 30.

— Здравствуйте! Мы пришли посмотреть квартиру! — обрадовала присутствующих спутница Веры, не обратив внимания на ее вытянувшееся лицо.

— И что ты тут делаешь? — нахмурился муж, взяв Веру под руку. — Ты же суп варишь? Томатную пасту дома ждешь?

Наш риэлтор извинился перед хозяевами квартиры за недоразумение, мы все вышли из квартиры и продолжили разбираться уже около подъезда, на свежем воздухе.

Все оказалось просто — Вера очень не хотела, чтобы ее брат съезжал, не сделав ремонт в ее комнате:

— Ты бы переехал, и у тебя бы времени не было! Свою бы квартиру ремонтировал. А я что, так и должна дальше жить в разрухе?

Эта хитрая девица додумалась подсадить моему мужу в телефон какую-то программу-шпиона. Так Вера получала смс-ки с адресами квартир. Чтобы узнать, куда мы едем, достаточно было залезть в историю браузера на домашнем компьютере.

А номер квартиры она знала из сообщения. Сразу после того, как, по Вериным прикидкам, мы покидали очередную квартиру, туда шла она, в сопровождении своей старшей подруги. Они представлялись риэлтором и покупателем, щедро обещали большую оплату и просили никому не продавать именно эту квартиру их мечты.

Я покрутила пальцем у виска и спросила:

— Вера, тебе что, заняться больше нечем?

Девица насупилась и отказалась со мной разговаривать. Мы отправили восвояси риэлторов — и настоящего и фальшивого, и поехали домой.

Муж, всю дорогу размышлявший о сложившейся ситуации, принял решение — он наотрез отказался делать ремонт в Вериной комнате, в отместку за кучу перемотанных нервов, времени и бензина. Но на уговоры сестры не рассказывать ничего маме, он поддался, и пообещал ничего не говорить Марии Игнатьевне, если Вера купит ему новый смартфон. Она согласилась.

Завтра мы снова поедем смотреть квартиру. На этот раз — без фальш-покупателя, следующего за нами по пятам. Надеюсь, мы все-таки скоро переедем. И это будет настоящий праздник. Поскорей бы.

От автора: байка из третьих уст, прошу строго не судить.