Испорченное утро невесты

Иначе и не скажешь. Хотя началось всё довольно мило: Оля, она же невеста, ночь перед бракосочетанием решила провести под одной крышей со своей мамой.

Похвальное желание, если бы не история квартиры, в которой живёт эта самая мама.

Трёхкомнатная квартира, в которой мы сейчас живём, когда-то принадлежала в равных долях Оле, моему мужу и их маме. И когда Оля вышла замуж в первый раз, то свою долю она выставила на продажу, не обращая внимания на то, что её мама и брат будут жить с чужими людьми.

Мы с мужем тогда жили в моей квартире. Узнав о продаже доли из письма с предложением купить, муж взял кредит. Свекровь на дочь разозлилась: она просила Олю не трогать квартиру, но та упёрлась — её метры, что с ними хочет, то и делает.

Когда первый брак Оли подошёл к своему логическому завершению, мы жили с мамой мужа в трёхкомнатной квартире. Долю свекрови мы тоже выкупили, пообещав не выгонять на улицу. Моя квартира сдаётся по сей день.

Деньги с продажи комнаты, Оля потратила на «развитие бизнеса» своего первого мужа. Ничего у того не получилось, и вернулась Оля в родные пенаты.

Точнее — попыталась вернуться, рассчитывая, что мама её не выгонит. Не могу не заметить оригинальность Оли: продать свои метры, но иметь возможность снова на них жить, надавив на жалость. Гениально!

Против её возвращения были все: свекровь, мой муж, я и наш сын. Олина бывшая комната была переоборудована в детскую. Места для Оли не было.

Сняла Оля комнату и стала жить одна. Недолго продлилось её одиночество, нашла себе Оля бойфренда и перебралась в его съёмную квартиру. Потом она забеременела.

Четырёхнедельная беременность золовки немного сгладила её отношения с матерью: свекровь обрадовалась ожидаемому пополнению и сблизилась с дочерью.

Надо полагать, что приходить стала Оля не просто так. Те деньги, что мы заплатили свекрови за её долю, лежат в банке на её вкладе. И Оля повадилась их выпрашивать, на первый взнос, чтобы с женихом после свадьбы взяли ипотеку. Свекровь почти размякла — стала помогать Оле искать подходящие варианты жилья.

Ночь перед свадьбой под боком у мамы — было Олиной идеей. Мол, без материнского напутствия и благословления никуда. Свекровь спросила у нас разрешения, муж, сцепя зубы, дал добро на ночёвку сестры.

Надо отметить, что у нас в семье прекрасные отношения. Свекровь мне как вторая мама, мы не делим деньги и обязанности по дому, она с радостью помогает с внуком.

— Утром парикмахер-визажист придёт, собирать меня будет! — поделилась радостью Оля, схватила кофр со свадебным платьем и ушла в комнату к маме, шушукаться.

С утра — мы с мужем на торжество приглашены не были, как враги, отказавшие Оле в крыше над головой — у сына поднялась температура. В садик он не пошёл, я не вышла на работу. Хотя свекровь предлагала, что она не пойдёт на свадьбу к дочери и посидит с больным внуком. Я не стала её так напрягать: всё-таки дочь замуж выходит.

Мы с ним на кухне завтракали, когда пришёл визажист.

— Я сейчас свадебное платье надену, чтобы образ целый получился! Располагайтесь пока! — встретила её Оля и ушла переодеваться.

Из их разговора в прихожей возле зеркала я поняла, что Оля заказала пробный макияж и укладку. Они обговорили цену — пробник должен был стоит в полтора раза дешевле, чем свадебный мейк и причёска.

— Свадьба будет через три недели, — щебетала Оля, выдав порцию лжи. — Если мне понравится то, что Вы сейчас сделаете, я заранее всё оплачу!

Зная Олю, я представила что будет дальше: её накрасят-причешут, она устроит истерику, что ей не понравилось, выгонит визажиста-парикмахера с позором и истерикой, а сама пойдёт на свою свадьбу в образе.

Мне стало так жаль эту улыбчивую девушку, приехавшую к нам с самого утра с тяжеленным чемоданом наперевес, что я не выдержала, вышла в прихожую и упрекнула Олю в неправде.

Визажист-парикмахер предложила Оле оплатить её услуги по полному, а не пробному прайсу. Та отказалась. Девушка, собрав чемоданчик, ушла, пожелав Оле счастья в браке.

Когда за визажистом-парикмахером закрылась дверь, Оля накинулась на меня:

— Тебя просили лезть? Ей какая разница, пробный образ или нет? Она бы всё равно получила деньги! И куда я теперь? Такая?

У меня подруга — визажист. И я точно знаю, что оплатить пробный свадебный образ и пойти в нём на свадьбу — кидалово.

Оля нажаловалась своей маме, воя на всю квартиру, что я испортила ей не только утро, но и свадьбу.

— Мама, как ты с ними живёшь? Ничего, мы с Егором возьмём ипотеку и заберём тебя к себе! — разошлась Оля. — Ты бы раньше сказала, как тебе с этими тварями трудно! Мы бы сразу тебя забрали!

Свекровь аж в лице поменялась, но комментировать ничего не стала. Она сама накрутила дочь, помогла ей накраситься и они уехали в ЗАГС.

Вернулась она после обеда, вся расстроенная.

— Что-то случилось? — поинтересовалась я.

Она кивнула и начала рассказывать:

— Не дам я Оле и её Егору на ипотеку. Отмечали свадьбу у них на квартире, пятнадцать человек собралось. Все пили всё утро, такие разнузданные стали. И Оля тоже… А она беременна! Какая выпивка в её положении? Я ей замечание сделала, она посмеялась, что от пары бокальчиков ничего не будет. Я ушла на улицу воздухом подышать, а они ругаться на балконе начали, никого не стесняясь. Про меня заговорили. Оля — мужу, что он плохо меня окучивает. Егор — Оле, что он плохо роль брюхатой играет. Обманула Оля меня. Я даже подниматься не стала, сразу домой поехала, — расплакалась свекровь.

Я её обняла и начала гладить по голове. Врагу не пожелаешь — постоянно разочаровываться в своём ребёнке.

Оля очухалась на следующий день и заявилась без звонка. Она была настроена идти в банк и снимать деньги, даже отделение, работающее в субботу, нашла.

Получив отказ, Оля распсиховалась. По её словам выходило, что её обделили: у нас с мужем две квартиры, моя двушки и общая трёшка.

Саму Олю мы кинули с ценой, заплатив меньше, хотя выкупили мы её долю по рыночной стоимости. Маму туда же приплела — что и её мы кинули, а скоро и вовсе — на улицу выгоним. Всех мы кинули и живём — радуемся.

— Уходи! — разозлилась свекровь, взяла свою дочь под белы рученьки и вывела из квартиры, громко захлопнув входную дверь.

Свекровь ревёт уже неделю. Поверить не может, что её Оля такая… не очень хорошая. Мы с мужем её поддерживаем, как можем.

Оля не успокоилась. Раз денег на ипотеку ей никто не даст, она решила хоть что-то урвать и начала требовать с меня деньги за её испорченное утро невесты. Отсутствие нормального макияжа и прически она оценила в десять тысяч рублей.

Если честно, над её звонком я долго смеялась. Успокоившись, посоветовала ей оставить меня в покое — звонок я записала, вполне могу обвинить её в вымогательстве.

— Да пошли вы все! — на столь оптимистичной ноте, Оля решила прервать все отношения с нами, удодами.

Блин. Так свекровь жалко, сердце кровью обливается. Мужу, в шутку, предложила второго ребёнка родить, чтобы в хлопотах его мама забыла о дочери.

Вспомнила, как во время первой беременности она с меня пылинки сдувала, а потом от кроватки не отходила. Муж дал добро, будем стараться. Надеюсь, скоро наша бабушка выбросит из головы наглую и продуманную Олю.

Подпишитесь чтобы ежедневно получать новые истории на свой e-mail...

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о