Использовать мужа по максимуму перед разводом?

— А я уже решила точно: буду разводиться! — делится с подругами двадцативосьмилетняя Инга. — Но разводиться надо по-умному… Хватит уже, наделала глупостей в жизни под воздействием эмоций. Теперь у меня ребенок на руках, и действовать надо взвешенно и не торопясь!

У Инги есть четкий продуманный план: согласно ему, развод должен состояться через год. Сейчас девушка потихоньку копит деньги. Под предлогом того, что ей надо одеться перед выходом на работу из декрета, Инга обновит гардероб, купит себе новую зимнюю одежду, обувь: после развода-то когда еще получится выкроить на это деньги!

Осенью ребенок пойдет в сад, место уже дали. За пару месяцев адаптируется, Инга найдет работу, выйдет, более-менее все устаканится — и тогда она откроет карты перед мужем…

Кто-то скажет, что Инга поступает некрасиво, но сама она так не думает. Деньги копит семейные, да, заработанные мужем. Но во-первых, иначе муж их все равно прогуляет и не заметит, а во-вторых, копит и откладывает Инга благодаря тому, что виртуозно экономит: не покупает полуфабрикаты, много готовит, отслеживает акции и не ленится ходить в дальние магазины за мясом и овощами.

Сейчас никому, кроме лучшей подружки, Инга о своих планах не говорит. Зачем.

— А может, еще раздумаешь уходить, — говорит подружка. — Не руби с плеча!

— Это вряд ли, — отвечает Инга. — Слишком много уже обид, непонимания… Да и вообще… Разные мы, вот и все.

Супруги давно уже живут каждый своей жизнью. У Инги ребенок, дом, быт, у мужа встречи с друзьями, дни рождения, корпоративы и прочие радости. Конечно, Инга и обижалась, и плакала, и скандалила, и «пыталась быть мудрее».

Что только не делала, так хотела сохранить семью. Пробовала и сама на ситуацию посмотреть по-другому, и с мужем поговорить, и обязанности как-то по новому распределить — но не преуспела. Шли недели и месяцы, и пропасть между супругами только росла.

Видимо, былых чувств уже не вернуть. В последнее время Инга и сама уже перегорела. Теперь она вообще не выносит присутствия мужа в доме. Раздражают его шутки, смех, сам голос, как он ходит, ест и сидит на диване. Когда за ним закрывается дверь, Инга облегченно вздыхает — наконец-то, до вечера не видеть эту рожу. А если повезет, то и до ночи. Эх, да что говорить. Все уже решено…

…В начале марта совершенно неожиданно Инга получила в наследство от дальней родственницы домик в деревне. Так, немудрящий, избушка-развалюшка, почти на курьих ножках где-то в Рязанской области.

— Ну вот, хоть что-то за душой! — сказала тогда еще подруге Инга. — В крайнем случае, продать можно будет. Все-таки мне с сыном какое-то подспорье.

Неожиданно муж тоже заинтересовался. Вызвался свозить, посмотреть наследство.

Поехали по снегу еще, еле добрались, но мужу и место, и домик неожиданно понравились.

— Тут надо руки приложить! — возбужденно рассуждал он всю обратную дорогу. — О, я уже знаю, что мы сделаем! Надстроим, перестроим, укрепим! Да я! Я все сделаю за лето! Будем сына вывозить! Там воздух свежий, пруд! Я ему качели построю, песочницу сделаю — чтоб не сидел в городе!.. А можно дом утеплить — и зимой туда приезжать! На Новый год, например! Елку во дворе наряжать…

«Мели, Емеля, твоя неделя!» — устало думала Инга.

Она была уверена, что муж через пару дней и думать забудет об этом доме.

Тем не менее супруг загорелся не на шутку. Узнал цены на стройматериалы. В апреле съездил туда уже без Инги, вернулся еще в большем восторге — намерен завозить туда стройматериалы и делать ремонт. Где-то рабочих нанимать, где-то сам. Планов громадье.

Даже пьянки свои первомайские отменил. Друзьям растрезвонил — едет, мол, на семейную стройку.

— Так и хорошо! Радуйся! — говорит Инге подруга.

— Чему радоваться-то? — вздыхает Инга. — Поздно. Жить с ним я все равно не хочу. Говорить ему о разводе сейчас, когда у меня нет работы и ребенок на руках — тоже не буду. А позволить ему вкладываться в МОЙ дом, дождаться, когда он все построит, и развестись — как-то непорядочно?..

— Ну… Пусть построит хотя бы дом. Если уж не смог вырастить сына… — говорит подруга. — А что? Хоть так вложится в ребенка… С паршивой овцы, знаешь ли, хоть шерсти клок!

Но Инге как-то не по себе.

Вроде непорядочно это, использовать человека втемную.

С другой стороны, он загорелся так, что не удержишь. Пусть строит?

А потом развестись с ним, как ни в чем не бывало?

Или не разводиться, а жить из-за … дома? Все-таки в наше время дом построить непросто. И материально, и морально. Сама Инга осилит такое вряд ли. А ребенка и правда хорошо бы вывозить на лето хотя бы за город, на дачу…